Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Невероятные приключения Марека Пегуса

Невероятные приключения Марека Пегуса

Жилец, как обычно в эту пору, спал. Одеяло его мерно поднималось, слышалось мелодическое похрапывание.
Марек запер дверь на ключ и припал к замочной скважине. В передней раздались шаги, потом отворилась входная дверь. Мать с кем-то переговаривалась.
— Марек, к тебе пришли, — вдруг громко сказала она.
Вместо ответа Марек спрятался за шкаф. В случае с чего можно выскочить в окно.
Мать нажала ручку двери.
— Марек, ты слышишь? Почему не открываешь? — Она громко постучала в дверь.
Разбуженный стуком, пап Фанфара сел на постели, снял наушники, с минуту прислушивался, а когда стук повторился, надел халат и сказал:
— Пожалуйста!
Кто-то дергал дверную ручку.
— Заперто на ключ, пан Анатоль! — послышался голос пани Пегусовой.
Пан Фанфара удивленно поднял брови, он готов был присягнуть, что не думал запирать дверь на ключ, потом, качая головой, надел туфли и пошел открывать.
— Что такое? — спросил он, близоруко щурясь при виде человека с лошадиной физиономией. — Кто это? — Он рылся в карманах халата, отыскивая очки.
В этот момент произошло нечто странное.
Человек с лошадиной физиономией схватился за щеку.
— Ах, забыл закрыть кран! — вскрикнул он, резко повернулся и, прежде чем кто-нибудь успел произнести хоть слово, опрометью выбежал из дома.

приключения Марека Пегуса

Пани Пегусова и пап Фанфара долго не могли прийти в себя от изумления.
— Ну и чудак, — наконец сказала пани Пегусова, — вдруг ни с того ни с сего убежал! Вы его знаете, пан Анатоль? У меня такое впечатление, что он вас испугался.
— Я не рассмотрел его как следует… так, видел какую-то желеобразную массу, — сказал пан Фанфара. — Когда я без очков, мне все вокруг напоминает желе.
Прошу извинить меня, пан Анатоль. Дело в том, что этот человек непременно хотел видеть Марека, а Марек заперся.
— Действительно, дверь была заперта на ключ, — близоруко щурясь, подтвердил пан Фанфара. — Но где же Марек?.. В комнате его нет.
Марек вылез из-за шкафа.
— Почему ты заперся от этого человека? Ты его знаешь?
— ДА ЧТО ТЫ, МАМА!
— Но ведь он хотел тебя видеть.
— Наверное, ошибся…
— Марек, скажи мне правду. Ты действительно не видел его раньше?
— Видел один раз, на улице… он сел в такси и… и поехал за мной.
— За тобой?
— Да, поэтому-то я так и испугался… ведь я его совсем не знаю.
— Кто это может быть, как ты думаешь?
— Не знаю… наверное… наверное, какой-то сумасшедший.
— Да, действительно этот человек вел себя несколько странно. Но на сумасшедшего он не похож. У него вполне осмысленный и, я бы даже сказала, умный взгляд, — возразила пани Пегусова. — Я заметила это, когда он на минуту снял свои темные очки.
— Прошу прошения, но, может быть, отложим этот разговор до другого раза, а сейчас я хотел бы уснуть. — Пан Фанфара снова надел наушники.
Пани Пегусова и Марек вышли в переднюю.
После полудня случилось новое происшествие. Чтобы проверить решение задачи, к Мареку, как всегда, прибежал Чесек. Марек вытащил из ранца тетрадь… Тетрадь была совершенно чистой, а он хорошо помнил, что еще вчера, вернувшись из школы, решал в ней задачу.
— Что случилось? — спросил Чесек, глядя на побледневшего друга.
— Нет, нет, ничего… — пролепетал Марек. Потом он вдруг начал рыться в ранце. — Невероятно! Все тетради были даже не надписаны, а книжки новенькие и чистые, будто только что из магазина.
— Это не мой ранец. Этот негодяй подменил мне ранец, — пробормотал он.
— Кто? — спросил ошеломленный Чесек.
— Да так… один странный парень в сквере. Вот черт! Где же теперь его искать!

Глава II

Страшный сон Марека. — Ночные вопли пана Анатоля.

В этот вечер Марек долго не мог уснуть. Он ворочался с боку на бок, но сон все не приходил. Мысли о подмененном ранце и Очкарике не давали ему покоя. А когда он наконец уснул, его стали донимать страшные сны.
Снилось ему, что он убежал из школы и оказался в большом, густом и темном лесу. Но едва он сделал шаг, из-за деревьев вышли какие-то странные типы в темных очках, с лошадиными физиономиями, правые руки у них были полусогнуты. Они шли цепочкой человек в двадцать, описывая вокруг Марека большой круг. И все были похожи друг на друга, как двадцать одинаковых оттисков… Они подошли совсем близко…
«Надо бежать», — подумал Марек, но в какую бы сторону он ни бросался, тут же налетал на что-то твердое — раздавался звон стекла.
Марек в испуге все отступал и отступал назад, но вдруг услышал звуки виолончели. Значит, где-то здесь должен быть пан Фанфара. Оглянувшись, он увидел, что пан Фанфара лежит под скамейкой в наушниках и, продолжая спать, играет на виолончели.
«Проснитесь, пожалуйста, проснитесь!»
Пан Фанфара выглянул из-под скамьи:
«Что случилось? Кто здесь?»
«Разве вы не видите, мы окружены!»
Пан Фанфара близоруко огляделся:
«Тебе показалось. Я никого не вижу».
«Да вы посмотрите!»
«Не мешай мне, — сказал пан Фанфара. — Я хочу играть».
Он снова лег и принялся водить большим смычком по струнам.
А люди со стеклами подходили все ближе.
Вдруг пан Фанфара вскочил на ноги и принялся в ужасе размахивать виолончелью, как огромной дубиной,
ЛОВИТЕ ИХ!
ВОРЫ! БАНДИТЫ!
НА ПОМОЩЬ!
СПАСИТЕ!
Марек сел.
Только теперь он понял, что это был сон, что он у себя в комнате и сидит на кровати. И, однако, не все было сном, потому что пан Фанфара, стоя посреди комнаты, и в самом деле кричал и размахивал саксофоном. Должно быть, он только что вернулся из ресторана, так как был в пальто и шляпе.
Алек тоже проснулся. Он сидел заспанный и, моргая глазами, смотрел на пана Фанфару.
— Что такое, пан Анатоль? Вы разбили стекло.
— Спасите, на помощь! Воры! — кричал пан Фанфара.
Алек испуганно вскочил и схватил копье. В это время в комнату вбежали отец, мать и обе сестры Марека.
— Что тут происходит? — закричал пан Пегус. — Алек, что ты вытворяешь?
Алек опомнился и пристыженно поставил копье к стене.
— Да нет, ничего. Просто пан Анатоль разбил окно и шумит.
— Пан Анатоль, как же так можно? — возмутилась пани Пегусова.
— Скорей! — кричал пан Фанфара. — Скорей звоните и милицию. В комнате были воры! Они влезли в окно!
— В комнате какой-то странный запах, — заметила пани Пегусова. — Но откуда вы взяли, что тут были воры? Может, вы выпили лишнюю рюмку?
— Честное слово, я видел воров, — пробормотал пан Фанфара. — Еще когда я был в прихожей, я услышал какие-то подозрительные шорохи и шарканье. Я быстро распахнул дверь в комнату и заметил у самой стены чью-то тень. «Стой!» — крикнул я, но тень нырнула в окно Я запустил в нее ботинком и поднял тревогу.
— О боже, мой ботинок, — простонал Алек. — Почему вы не выбросили свой?
— Как я мог свой ботинок выбросить, если он на ноге и зашнурован?
— Езус Мария, вы разбили стекло, — простонала пани Пегусова.
— Какое это имеет значение? — ответил пан Фанфара. — Я же говорю вам, что тут был взлом.
Пан Пегус смотрел на него с недоверием.
— А вы уверены, пан Анатоль, что не стали жертвой обмана зрения? Никаких следов взлома не заметно.
— Уверяю вас, я видел тень.
— Тетушка права, вы просто хватили лишнего, — сказал Алек.
— Что? Я решительно отметаю подобные инсинуации. Вы, молодой человек, отлично знаете, что я не пью. Я убежденный трезвенник и даже член общества борьбы с алкоголизмом.
— Тем хуже, — заметил Алек. — Тетушка и дядюшка, не следует верить пану Фанфаре — все это ему привиделось. Никого в комнате не было. Давайте лучше спать, и так вся ночь испорчена. Я перетренировался и с трудом засыпаю, а тут еще этот малец все время разговаривал во сне и вертелся, как вьюн. А когда в конце концов я заснул, поднял крик пан Фанфара. Вам надо пойти к доктору, пан Анатоль.
Пан Анатоль не удостоил Алека ответом.
— Конечно, был взлом, — сказал молчавший до сих пор Марек, — конечно, был взлом. Ведь я на ночь закрыл окно, а сейчас оно открыто.
Алек засмеялся:
— Окно открыл я.
— Ты?
— Мне было жарко и душно. Я перетренировался и не мог уснуть. И вообще, кто это спит в июне при закрытых окнах!
— Так или иначе, — сказал пан Фанфара, — я бы посоветовал хорошенько проверить, нет ли пропаж. Хотя я, кажется, и спугнул мерзавцев, все же они могли что-нибудь стянуть.
— Проверить не мешает, — согласилась пани Пегусова.
Все принялись осматривать вещи. Только Марек по-прежнему сидел в кровати. Какая-то еще неясная мысль не давала ему покоя. Внезапно он вздрогнул. Ранец. А что, если воры хотели украсть у него ранец? Ну что за глупости! Зачем кому-то красть ранец? Можно ведь было просто прийти и сказать, что ранцы перепутаны, он бы охотно поменялся. Марек взглянул на этажерку, где на третьей полке всегда лежал его ранец, и облегченно вздохнул. Ранец был на месте. Он открыл его и проверил, не исчезла ли какая-нибудь книжка или тетрадь. Нет, все было в полном порядке. Новые, нетронутые книжки, чистые тетради.
Марек положил все обратно и только тогда заметил беспокойные взгляды родителей.
— Зачем тебе вдруг понадобился ранец? — спросил отец.
— Просто так.
— Ты что-то от нас скрываешь, Марек!
Отец подошел к этажерке, с любопытством открыл ранец и заглянул в него. С минуту он перебирал книжки.
— Что это значит? Это ведь не твои учебники! Чистые тетради. Ничего не понимаю.
Марек больше не мог скрывать правды и сказал:
— Я вышел из школы, по дороге зашел в парк, ну и там мне подменили ранец.
— Подменили ранец?! — поднял брови отец.
Тогда Марек рассказал все по порядку. И о нервном мальчике, и, о стекольщиках, и о человеке с лошадиным лицом. Только о прогуле он умолчал.
— Какая-то очень странная история, Марек, — внимательно глядя на него, сказал отец. — И все это было на самом деле?
— Ну вот, я так и знал, что ты мне не поверишь.
Пан Пегус повернулся к жене.
— Опять какие-то дурацкие выдумки, — вздохнул он…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *