Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Невероятные приключения Марека Пегуса

Невероятные приключения Марека Пегуса

Глава XI

Мудрый замысел Теодора и героический поступок Пикколо. — Ипполлит Квасс благодарит ребят, однако он проголодался.

Теодор стиснул зубы, глаза его сверкали.
— Ребята, — сказал он, — Ипполлит Квасс в страшной опасности.
— Веракоко, — прошептали ребята.
— Веракоко, — повторил Теодор. — Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Квасса накормили этим супом.
— Но что делать? — шепнул Нудис.
— У нас нет никакого оружия, — добавил Кусибаба.
— Мы не сможем даже вызвать милицию, — сказал Пикколо.
Теодор задумчиво смотрел под ноги.
— Нужно найти выход, и немедленно.
— Давайте уничтожим провода, — предложил Кусибаба, — свет погаснет, станет темно, и они не смогут накормить Ипполлита Квасса, даже если сумеют к нему пройти.
— У них может быть с собой запасной фонарь! — возразил Теодор.
— А что, если их заарканить с помощью лассо? — предложил Нудис. — Мы ведь бросали лассо на тренировках.
— Не будь ребенком, — поморщился Теодор. — Видел, какие у Боцмана мускулы? Даже если ты его схватишь, все равно не сможешь удержать. Он разорвет любую петлю. Надо придумать что-то похитрее.
Теодор нетерпеливо сжимал кулаки.
— Слушай, Пикколо, — сказал он вдруг. — У нас нет времени на размышления. Дорога каждая секунда. Немедленно беги за Боцманом. Догонишь и метров так с десяти бросай в него этими консервами. — Теодор поспешно вынул из рюкзака банку скумбрии в томате. — Когда Боцман обернется, побежишь в нашу сторону, ясно?
— Ясно, — застучал зубами Пикколо.
— Боишься? — Теодор внимательно посмотрел на него.
— Боюсь, — честно признался Пикколо.
— Не сможешь выполнить задание?
— Боюсь, но смогу.
— Только целься как следует, — добавил Теодор. — И помни, нужно действовать тихо. Неизвестно, сколько здесь еще этих бандюг.
— Так точно, — шепнул Пикколо.
— А теперь беги. Все зависит от тебя.
Пикколо убежал.
Теодор с тревогой огляделся по сторонам. Возле стены лежало несколько чугунных труб, очевидно оставшихся после ремонта водопровода. Теодор вооружил ими ребят.
— Становитесь по обе стороны коридора, — сказал он, подталкивая их к нишам.
Затем он снял с плеч Кусибабы рюкзак, положил его посреди коридора, зажег карманный фонарик и пристроил его поверх рюкзака.
Кусибаба и Нудис с удивлением глядели на все эти приготовления.
— Для чего ты это делаешь?
— Это приманка, — скачал Теодор. — У меня нет времени придумывать что-нибудь получше, и я вынужден сочинять на ходу. Когда Боцман будет преследовать Пикколо, у пего па пути внезапно окажется странный рюкзак с горящим фонариком. Что сделает тогда Боцман? Остановится и наклонится, чтобы рассмотреть странные предметы, в худшем случае замедлит шаги. Тут мы должны оглушить его, повалить и отобрать пистолет.
— А как быть с Хризостомом Хилым?
— Хризостом Хилый бегает медленнее Боцмана, к тому же у него болит нога, он прибежит, когда боцман будет уже оглушен. Как-нибудь справимся и с ним. К тому времени мы успеем отобрать у Боцмана пистолет.
— А если Хилый подымет крик и переполошит остальных?
— Ничего не поделаешь! Тогда отступим вглубь третьего коридора, освободим Квасса и будем обороняться. В семь часов Пиридион сообщит о нас капитану Трепке в Главную комендатуру. Трепка немедленно начнет действовать. До тех пор как-нибудь продержимся.
Теодор умолк, так как послышался топот. Это бежал Пикколо, а за ним Боцман. Пикколо перепрыгнул через рюкзак и побежал дальше. Боцман был так разъярен, что, казалось, даже не глядел под ноги.
У ребят перехватило дыхание. Если он будет все время бежать в таком темпе, едва ли удастся в него попасть. Но запальчивость Боцмана имела свою хорошую сторону. Гигант вообще не заметил рюкзака и роковым образом споткнулся о него. С двух сторон на Боцмана обрушились удары. Он зашатался и, не издав даже стона, рухнул без сознания на землю.
Нельзя было терять ни секунды. Издалека уже приближался Хризостом Хилый с горшком супа в руках.
— Связать! — бросил ребятам Теодор. В то время как Кусибаба и Нудис опутывали гиганта веревками, Теодор, торопливо обыскав его карманы, нашел там связку ключей, бумажник и то, что ему больше всего в этот момент было нужно, — пистолет, запасную обойму и несколько патронов.
Схватив оружие, он тут же направил его на подбегавшего бандита.
Хризостом Хилый остановился и начал звать на помощь. К счастью, после проведенной Боцманом репетиции, Хилый совсем потерял голос и теперь еле слышно пищал.
Ребята подбежали к нему.
— Руки вверх! — скомандовал Теодор. — Молчать!
Хризостом Хилый поднял вверх дрожащие руки и затих. Он то и дело бросал испуганные взгляды на Боцмана.

приключения Марека Пегуса

— Связать голубчика! — приказал Теодор.
Ребята бросились выполнять приказ.
— Ноги тоже?
— Нет. Только руки. Прихватим его с собой. И оставьте конец веревки, чтобы удобнее было вести.
В это время с другого конца коридора подбежал запыхавшийся Пикколо.
— Молодец, Пикколо, ты сегодня отличился, — сказал Теодор. — Возьми эту посудину, и пойдем.
Минуту спустя маленький отряд уже маршировал по узкому коридору. Впереди с фонариком и пистолетом в руке шел Теодор, за ним, ведя на веревке связанного пленника, — Нудис, за пленным шагал Стась Кусибаба с набитым рюкзаком — интендант отряда. Шествие замыкал маленький Пикколо с горшком горохового супа в руках.
Пройдя около ста метров, они обнаружили в стене правой стороны железную решетчатую дверь.
Теодор остановился, глянул сквозь прутья и улыбнулся.
— Мы на месте, — шепнул Теодор, — это он.
— Ипполлит Квасс! — крикнули ребята.
Они подбежали к решетчатой двери и долго не могли ничего разглядеть. Внутри было темно, только над дверью горела едва заметная электрическая лампочка. Ребята направили за решетку сноп света карманных фонариков.
В маленьком с низкими сводами подземелье, в углу, они увидели распростертого на матрасе человека.
— Ты думаешь, это он? — шепнул Нудис.
Вместо ответа Теодор мотнул головой, показывая на Хризостома Хилого.
Бандит был явно обеспокоен. Он глядел то на ребят, то на спящего и нервно моргал глазами.
— Ипполлит Квасс! — позвал Теодор. Человек приподнялся и сел, кутаясь в одеяло.
— Пан Ипполлит, — повторил Теодор, — мы пришли вас освободить.
— Кто ты, мальчик? — слабым голосом спросил сыщик.
— Меня зовут Теодор.
— Теодор? — Сыщик вскочил с матраса. — Теодор? — удивленно повторил он. — Стало быть, так выглядит Теодор?
— Вы меня знаете?
Ипполлит Квасс рассмеялся.
— Я не был бы Ипполлитом Квассом, если бы не слышал о тебе, мой мальчик. Ты живешь… Нет, этого я не скажу при таком негодяе, — повернулся он к Хризостому. Хилому. — Как это случилось, что ты… нет, это… невозможно… ты возвращаешь мне жизнь, мой мальчик! — Ипполлит Квасс отбросил одеяло в угол и, раскрасневшись, смотрел на Теодора. — Подожди, мальчик… может быть, ты настолько гениален, что добыл ключ от этой клетки?
— Добыл. — Теодор вынул из кармана связку ключей.
— Я редко чему-нибудь удивляюсь, мой мальчик, но ты заслуживаешь величайшего удивления… Однако вернемся к делам практическим: нет ли у тебя чего-нибудь съестного, мой мальчик? Эти мерзавцы морили меня голодом.
— Сначала мы вас выпустим.
Теодор начал примерять ключи к замку.
— Ключ с четырьмя большими зубчиками и тремя поменьше, — объяснял сыщик, — вот этот, совершенно верно, мой мальчик.
Минуту спустя Ипполлит Квасс горячо обнимал ребят. Внезапно взгляд его упал на горшок с супом, который держал Пикколо.
— И об этом позаботились, молодцы. Браво! — Он с радостным воплем вырвал горшок из рук мальчика.
Бедняга должно быть, страшно проголодался.
— Что вы делаете? Стойте! — испуганно крикнул Теодор. — Не прикасайтесь к этому супу! Этот суп заправлен таблетками верококо…
Но Ипполлит Квасс не слышал. Сунув нос в горшок, он принялся жадно хлебать остывший суп.
— Не ешьте этот суп, — крикнул Теодор, — вам нельзя его есть! Мы отобрали его у Боцмана! Боцман…
— У Боцмана! — воскликнул Квасс, — Теофиль Боцман здесь?
На лбу у него выступили капли пота, а руки покрылись гусиной кожей.
— Вы вспотели…
— Да, при одной лишь мысли, что Боцман должен был меня кормить! Это одна из самых свирепых и грубых бестий, каких только знает уголовный мир. Где он?
— Оглушенный и связанный, лежит в мусорном ящике посредине третьего коридора.
Сыщик облегченно вздохнул, но еще с минуту обмахивался платочком.
— Я очень беспокоюсь за вас, пан Ипполлит, — встревоженно сказал Теодор. — Вы сразу набросились на этот суп, а он заправлен таблетками веракоко.
— Веракоко? — поднял брови Квасс.
— Вы знаете это средство?
— Веракоко, Езус Мария! — побелевшими губами повторил сыщик. — Вы пришли вовремя. До сих пор я всеми силами сопротивлялся и не ел подозрительных продуктов, а теперь так изголодался и ослабел, что наверняка съел бы этот суп.
— Даже если бы вы не захотели, Теофиль Боцман вас заставил бы, — сказал Теодор.
— А вы не слишком много съели? — Пикколо с испугом смотрел, сколько же супа осталось.
— К счастью, нет, — прошептал сыщик. — Веракоко в гороховом растворе действует только после семи ложек, а я съел примерно пять. Мне угрожает лишь некоторая болтливость, но я постараюсь сдержаться. Но мы тут беседуем, а главное еще не сделано. Дорога каждая секунда. Нужно освободить Марека. Я обещал это себе, родителям и друзьям несчастного мальчика. Давайте проведем небольшое совещание.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *