Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Невероятные приключения Марека Пегуса

Невероятные приключения Марека Пегуса

Глава VIII

Догадка эксперта Целестина — Пиридион действует — Три подозрительных типа у костела Святого Базиля. — Сезам, откройся!

В мужской одиннадиатилетке имени Линде началась большая перемена. Полтысячи мальчишек, вырвавшись на огромную, залитую солнцем площадь, огласили ее такими громкими воплями, что в соседних домах жильцы поспешно захлопывали окна.
Только четверо ребят не принимали участия в играх. Усевшись на скамейке под большим развесистым каштаном в углу спортплощадки, они низко склонились над исписанным клочком бумаги. Это были наши знакомые Теодор и Пиридион и два других мальчика, по прозвищу Пиноккио и Целестин.
Тоненький, как прутик, Пиноккио казался не больше пятиклассника, хотя вместе с Пиридионом учился в восьмом. Целестин был толстый, высокий, с большими очками на носу; рядом эти два мальчика выглядели, как слон и комар.
— Ну, Целестин, что ты об этом думаешь? — спросил Теодор толстяка, который, по-видимому, пользовался тут большим авторитетом.
Целестин засопел и вытер толстой лапой лицо. Видно, от большого умственного напряжения его пот прошиб.
— Фляжка… фляжка должна означать фамилию бандита, который схватил сыщика Квасса, — проговорил он наконец в нос.
— В нашем реестре нет преступника с такой фамилией, — буркнул Пиридион.
— А Альберт Фляш? — засопел Целестин. — Слышали об Альберте Фляше?
— Правда! — Пиридион заглянул в толстую черную общую тетрадь. — Альберт Фляш уже год находится на свободе.
— При своем дьявольском организаторском таланте он, наверное, сумел за это время сколотить новую банду, — задумчиво проговорил Теодор. — Но «фляжка» — это не Фляш.
— Он не мог написать иначе, — сказал Целестин. — Бандиты заставили сыщика написать письмо, которое успокоило бы Пегусов, чтобы они не вздумали заявить в милицию о его исчезновении. А сыщик Квасс согласился, потому что это была единственная возможность переслать зашифрованную весточку о себе. Фамилию Фляша он не мог в письме назвать, бандиты такое письмо ни за что бы не пропустили. Неужели я должен объяснять тебе такие простые вещи?
— Ну хорошо, а что же в таком случае означает «Пляцек»? Он написал, что сидит под Пляцеком.
— Зашифрованное, название его местонахождения.
— Это-то и я понял, — пренебрежительно усмехнулся Пиридион.
Целестин вздрогнул, но его выпуклые рыбьи глаза не отрывались от письма.
— Пляцек означает Яцек, — медленно проговорил он.
— Как? Что ты сказал? — поднял брови Пиридион.
— Пляцек — это Яцек.
— Да почему?
— Когда я был маленький, — вздохнул Целестин, — когда я был маленький, мама читала мне книжку под названием «О двух молодцах, укравших Месяц»…
— Знаем, — сказал Пиноккио, — там действовали Яцек и Пляцек.
— Ну и что из этого?
— Как — что? — Пиноккио даже подпрыгнул от возбуждения. — Эти два мальчика были похожи друг на друга… как две капли воды. Их то и дело путали: Яцека называли Пляцеком, а Пляцека — Яцеком.
— Да… — вздохнул Целестин, — именно поэтому мы и говорим, что Яцек — это Пляцек, а Пляцек — Яцек.
— Великолепно, Целестин, — Теодор обнял толстяка, — теперь я все понял. Ипполлит Квасс заключен под Яцеком.
— Под каким это Яцеком? — пролепетал Пиридион. — Что с тобой, шеф?
— Ты сегодня решительно не в форме, Пиридион, — улыбнулся Теодор. — Под Яцеком — это значит под Святым Яцеком. То есть под костелом Святого Яцека.
— Под костелом Святого Яцека?
— Это в твоем районе. В костеле, наверное, есть какие-нибудь подземелья или подвалы, и там бандиты держат Квасса. Может быть, костельный сторож их соучастник.
— Брось шутить!
— Разумеется, это только предположение, но план действий теперь ясен. Пиридион! Ты с отрядом исследуешь подземелья Святого Яцека и немедленно позвонишь на командный пункт.
Вечером того же дня Теодор принимал донесение на своем командном пункте, на улице Муэдзинов. Пиридион сообщил, что подвалы костела обследованы. Подземелий нет. В подвалах монахи держат бочки с огурцами и квашеной капустой.
Вместе с тем он сообщил, что возле костела Святого Базиля замечены какие-то подозрительные личности.
— Базиля? — воскликнул Теодор.
— Да, Базиля.
— Они входили в костел?
— Нет, исчезли возле костела.
— Ты уверен?
— Я спрашивал тамошнего ксендза и костельного сторожа. В костел никто не входил. Вообще это костел небольшой, и его мало кто посещает.
— С утра займите там посты, — сказал Теодор, — и установите, где проходят преступники. Я приду к вам около часа.
— Есть, шеф. — Пиридион повесил трубку.
На следующий день Пиридион со своим отрядом с утра занял наблюдательный пост у костела Святого Базиля. Ксендз был прав — в костел никто не заглядывал. Около десяти часов сторож запер двери костела и, тяжело вздыхая, побрел к приходскому дому.
— Пойдем и мы, — сказал Пиридиону Юрек Косма. — Костел заперт, никто не войдет.
— Подождем до двенадцати, — ответил Пиридион, бросая мрачный взгляд на связку огромных ключей, которые вместе со сторожем постепенно исчезали из поля зрения… — Только, ребята, договор — постов не оставлять. Если вы будете стоять толпой и пялиться на костельные двери, из нашей засады толка не будет.
Томясь от скуки, ребята нехотя заняли свои посты под старыми каштанами. Чтобы поднять в разведчиках бодрость духа, Пиридион дал каждому по коробочке семечек, но это отнюдь не исправило положения. Ребята захотели пить, и Пиридиону пришлось отправиться за лимонадом. Возле киоска два лысеющих типа неторопливо прихлебывали пиво, то и дело поглядывая на элегантные часы, украшавшие запястья их не слишком чистых рук.
Один из них был широкоплечий, почти двухметрового роста детина, с расплющенным носом и большими, как у гориллы, лапами. Несмотря на зной, он не снимал черных перчаток, от которых попахивало бензином. Второй был косоглаз до такой степени, что при всем желании не удавалось угадать, в какую сторону он смотрит.
Пиридион принялся было с любопытством разглядывать их, но тут же вспомнил приказ Теодора и четырнадцатый пункт устава, запрещающий привлекать к себе внимание во время исполнения служебных обязанностей на улице. Не желая, однако, терять обоих типов из виду, он старался как можно дольше задержался возле киоска. Долго рассуждал о том, что лимонад выдохся, разыскивал и пересчитывал мелочь, наконец попросил взвесить по пятьдесят граммов разных конфет, отсчитать поштучно ириски.
Таким образом прошло не меньше десяти минут, но за все это время ни один из типов не произнес ни слова. Пиридион решил было, что вся слежка ни к чему, как вдруг из переулка показался запыхавшийся солидный дядя с бородой В руках у него был пухлый портфель. Увидев бородача, оба незнакомца тотчас же оставили пиво и двинулись за ним следом.

приключения Марека Пегуса

На мгновение сердце в груди Пиридиона замерло. Они шли по направлению к костелу Святого Базиля. Неужели… Но ведь костел заперт. Ничего не поделаешь — нужно незаметно продолжать наблюдения.
Таинственная троица нырнула в заросли сирени возле южной стены костела и… исчезла из поля зрения.
Пиридион издали подал знак ребятам, прятавшимся за каштанами. Они быстро подбежали к кустам и, осторожно раздвигая усыпанные цветами ветви, стали пробираться вперед. Вдруг ребята остановились, к ним подбежал Пиридион.
— Ну что? — запыхавшись, спросил он.
Ребята смотрели на него круглыми от испуга глазами.
— Исчезли, — проговорил Нудис.
— То есть как? Куда исчезли? — прошипел Пиридион, раздвигая ветви.
— Туда, — показал Нудис.
— Не говорите глупостей, — сердито перебил их Пиридион, — как это они могли исчезнуть? Раствориться в стене?
— Сказав это, он позвал ребят с постов в зарослях.
— Вы видели, куда они пошли? — строго спросил он.
— Кто «они», о ком ты говоришь?
— Ну, об этих троих. Один такой здоровенный, чуть не в два метра ростом, атлет. Вы должны были его за метить.
— Мы никого не видели.
— Этого не может быть! Они шли вдоль стены! — воскликнул Пиридион. — Вы что там — спали?
— Мы никого не видели.
Ребята с удивлением смотрели на Пиридиона, не понимая, почему он сердится.
— Я же говорил, что эти прохвосты испарились, — с удовлетворенным видом улыбнулся Нудис.
— Глупости. Люди — не эфир.
Пиридион подбежал к стене костела и долго осматривал ее.
Внимание его привлекла довольно грубая ниша во внешней стене, а в нише — старый, растрескавшийся барельеф какого-то святого в рясе.
Пиридион, нагнувшись, внимательно разглядывал землю. Увы, никаких следов не оказалось, потому что вдоль всей стены тянулся тротуар из плит песчаника шириной по крайней мере в два метра.
Святой улыбался своими каменными глазами печально и как бы чуть насмешливо. Пиридион пожал плечами и сел на выступ у стены.
Тут подбежал запыхавшийся Теодор.
— Ну что? Накрыли этих типов? Говорите же! Пиридион с унылым видом поднялся с места.
— Что случилось? Ускользнули?
— Боюсь, что да.
— Куда?
— Понятия не имею.
— Эх, вы, провалили задание, — прикусил губу Теодор, — зазевались, растяпы!
Ребята опустили головы.
— Нет, — громко сказал Пиридион, глядя в глаза Теодору. — Никто из моих людей не зазевался. В этом отношении я им целиком и полностью доверяю. Они могут поныть, поохать, у некоторых отвращение к умыванию, но на службе никогда не ротозейничают.
— Ну ладно, — буркнул Теодор, — предположим, что они исчезли. Но вы можете, по крайней мере, указать, куда они исчезли?
Никто не ответил. Ребята молча переглядывались.
— Ну, смелее. Говорите, где они могут быть. Под землей, в дереве?
— В стене, — отозвался Пикколо.
— В каком месте?
— ЗДЕСЬ.
— Где?
— Там, где барельеф.
— В этой нише?
— ДА.
Теодор подошел к нише и тщательно осмотрел барельеф святого.
— Нет, не может быть, — прошептал он про себя — и все-таки… Понял! Теперь все ясно! — вдруг воскликнул он.
Пиридион и ребята смотрели на него с удивлением.
— Ведь это барельеф Святого Яцека, — возбужденно говорил Теодор. — Именно об этом Яцеке и писал сыщик Квасс. Это его он имел в виду, а я, дурак думал, что речь идет о костеле Святого Яцека.
— В таком случае, — проговорил Пиридион, — сыщик Квасс должен находиться где-то здесь поблизости, ведь он писал, что заключен под Яцеком.
— Совершенно верно, — сказал Теодор. — Он где-то здесь, и те подозрительные личности, которых вы только что видели, наверное, могли бы кое-что об этом рассказать. Если мы узнаем, куда они исчезли, мы узнаем и где находится Ипполлит Квасс.
— Но как узнать? — уныло спросил Пиридион.
Теодор таинственно улыбнулся и вместо ответа спросил:
— Есть у вас при себе проволока?
— Разумеется, командир, — заявил Пиридион. — Мы всегда носим с собой соответствующие инструменты. Полный комплект, указанный в уставе. Пикколо, — обратился он к малышу, сгибавшемуся под тяжестью рюкзака, — давай сюда проволоку!
— Стальную, медную или обычную железную? — деловито спросил Пикколо.
— Можно стальную, — буркнул Теодор, — только скорее.
Пикколо вручил ему проволоку.
Все с любопытством смотрели на Теодора. Теодор отмотал кусок проволоки длиной в метр и, к удивлению ребят, сунул его конец в щель барельефа. Проволока вошла легко. Теодор всаживал и всаживал ее, разматывая клубок. Потом вытащил обратно, аккуратно смотал и вернул клубок Пикколо.
— Ну как? Теперь понимаете?
Ребята, онемев, смотрели то на барельеф, то на Теодора.
— Ты хочешь сказать, что там есть пустое пространство? — прошептал Пиридион.
— Погреб? — ахнул Пикколо.
— Думаешь, они скрылись в этом подвале? — спросил Пиридион.
— Но как? — Пикколо широко раскрытыми глазами смотрел на Теодора. — Ведь в эту щель не пролезет даже мышь.
— Как?.. — усмехнулся Теодор. — А вот как. С этими словами он схватил святого за руку и изо всех сил дернул вправо. Ребята замерли и в мертвой тишине следили за движениями Теодора. Раздался скрежет, как если бы по твердому настилу тащили тяжелую каменную глыбу. Вся правая часть барельефа дрогнула и сперва медленно, а потом вдруг легко сдвинулась; повеяло холодом подземелья. Ребята, тесня друг друга, с интересом смотрели на это чудо. Вскоре часть лысины святого, его правое ухо, монашеский капюшон, рука — словом, вся правая сторона отъехала в сторону. Перед ребятами открылось прямоугольное отверстие шириной около полуметра.
Теодор с любопытством рассматривал нижний край отверстия.
— Смотрите, смотрите! Все устроено при помощи шарикоподшипников.
Действительно, внизу в желобке холодно поблескивали густо смазанные желтоватой мазью стальные шарики.
— Тавот, — тоном специалиста отметил Теодор. — Все очень ловко придумано. Кто бы мог догадаться, что здесь двери, — показал он, задвигая обратно каменный блок. — Посмотрите, как хорошо использованы все углубления, черточки и трещины в барельефе. Совершенно незаметно, что он состоит из двух частей и правая часть подвижна.
Теодор взглянул на часы, потом сказал:
— Нужны три добровольца. Дело опасное. Пойдем в логово врага. Кто вызовется?
В ответ прозвучал единодушный протяжный крик. Все подняли руку.
Теодор радостно улыбнулся.
— Всех я взять не могу. Будем тянуть жребий. Пиридион, организуй это дело! Возьму только семерых.
Пиридион вынул из кармана семь ирисок, смешал с мятыми конфетами и бросил в шапку.
— НУ, ТЯНИТЕ ПО ОЧЕРЕДИ.
Вскоре жеребьевка была закончена. В числе счастливчиков, вытащивших ириску, оказались также Пиридон, Пикколо и Нудис.
— И наверху нужны люди. — Теодор внимательно посмотрел на ребят. — Если мы до семи часов не выйдем, сообщайте в милицию. Кто согласен? Нужны три человека.
— ВСЕ! — хором воскликнули ребята.
— Хорошо, оставайтесь все. Только укройтесь так, чтобы не привлекать внимания. Пиридион, — обратился он к своему заместителю, — это дело ответственное, ты останешься с ними.
— Я вытянул жребий, — запротестовал Пиридион.
— Ты нужен здесь, — строго сказал Теодор. Но, видя огорченное лицо друга, обнял его за плечи и тихонько добавил: — Если я погибну, ты должен будешь меня заменить.
Пиридион закусил губу и больше не сказал ни слова. Теодор молча проверил электрические фонарики, шпуры, спички и остальное снаряжение.
— А как у нас с продовольствием? — спросил он.
— Плохо, командир, — ответил Пиридион. — Мы не думали, что экспедиция затянется. В наличии четыре манерки воды с вишневым сиропом и десять пачек печенья.
— Обойдемся, — буркнул Теодор. — У нас нет времени. Если мы отложим экспедицию, они спохватятся, и все пропало.
Через минуту ребята один за другим исчезли в темном проеме. Последним спускался Теодор.
— Следи, чтобы здесь никто не шатался. До семи вечера все должно оставаться в тайне. И не забудь задвинуть за нами плиту.
Сказав это, он исчез.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *