Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Невероятные приключения Марека Пегуса

Невероятные приключения Марека Пегуса

Глава V

Ресторан «Аризона». — Алек не вернулся домой. — По следу Венчислава Неприметного. — Стальная западня.

Когда Ипполлит Квасс в сопровождении пана Цедура и Алека в восемь часов вошел в ресторан «Аризона», зал был уже переполнен и официанты с трудом пробирались между тесно сдвинутыми столиками. Концерт только что начался. На маленькую сцену вышел переодетый ковбоем пан Фанфара с саксофоном. Его встретили громкими овациями.
Наши гости напрасно искали глазами свободный столик. Неожиданно перед ними, как из-под земли, вырос официант.
— Пан Ипполлит Квасс? — осведомился он.
— Да, это я.
— С вашего разрешения, по просьбе пана Фанфары, для вас заказан столик.
Ипполлит Квасс бросил полный признательности взгляд на сцену. Пан Фанфара улыбнулся и подмигнул ему с видом заговорщика.
Сыщик и его товарищи заняли места возле столика у окна, заказали лимонад и с любопытством огляделись по сторонам. К несчастью, в эту минуту был объявлен антракт и начались танцы. Замелькали пары.
— В такой толчее трудно будет кого-нибудь узнать, — сказал Алек.
— Я пойду на разведку, — предложил пан Цедур.
— Надо пригласить кого-нибудь танцевать, дружище. Если будешь просто так путаться между парами, наверняка обратишь на себя внимание Венчислава Неприметного. Это невероятно осторожный бандит. Малейшая оплошность, и все пропало.
Пан Цедур двинулся на поиски партнерши. Почти все дамы были заняты, и он вынужден был пригласить весьма дородную особу, весившую, должно быть, не менее ста килограммов. Он вернулся на место весь потный, ноги у него подкашивались.
— О, per Вассо!.. Per Bacco! Оценит ли когда-нибудь этот несносный Марек мое самопожертвование!
— Ну, так что же, — нетерпеливо спросил Ипполлит Квасс, — удалось ли вам найти Венчислава Неприметного?
— Да… пан Ипполлит, мои усилия были не напрасны: среди танцующих я заметил бородача, внешность которого соответствует вашему рассказу о Венчиславе Неприметном. Этот бородач танцует в другом конце зала и держится очень настороженно. Я заметил, как он бросал беспокойные взгляды через плечо своей партнерши.
— Ну и отлично, теперь мы по крайней мере знаем, что Венчислав Неприметный находится в зале, — сказал довольный Ипполлит Квасс. — Давайте не терять его из виду.
Музыка смолкла, танцующие вернулись к столикам.
— Я должен узнать, где он сидит, — сказал сыщик.
— Зал переполнен, . Как вы это сделаете? — спросил пан Цедур.
— Придется пройтись по залу.
— Это очень опасно, вы же сами говорили, что Венчислав Неприметный всегда начеку. Он может обратить на вас внимание, — сказал Алек.
— Будьте покойны, легкоатлет.
Ипполлит Квасс поднялся и направился со своим портфелем в туалет. Через минуту сыщик вышел совершенно преображенный. В одной руке он держал поднос с бутылкой вина, на другой у пего висела салфетка. Словом, он выглядел как заправский официант.

приключения Марека Пегуса

Легким, танцующим шагом пан Квасс продвигался между столиками, делая вид, что обслуживает посетителей.
— Он великолепен! — изумлен но прошептал Алек.
Через несколько минут Ипполлит Квасс снова появился у столика.
— Все в порядке, — прошептал он. — Венчислав Неприметный сидит в том углу под зеркалом, спиной к залу. Таким образом он видит весь ресторан. Кроме него, за столиком сидят еще несколько опасных преступников.
— Что мы должны делать?
— Осторожно наблюдать за тем углом зала. Этим займется легкоатлет. Вы же, коллега Цедур, будете следить за входными дверями. Когда Венчислав Неприметный соберется уходить, надо будет сразу же следовать за ним.
Без пяти минут десять Алек подал сигнал:
— Внимание! Венчислав Неприметный встает из-за стола.
Через несколько секунд высокий бородатый человек направился к выходу.
— Это он, — шепнул пан Цедур.
— Совершенно верно. Запомните, как он выглядит. Начинается первый раунд! Выходим.
Ипполлит Квасс поднялся со стула.
— Рядом с рестораном стоянка такси, — шепнул он пану Цедуру. — Запишите номера всех машин, сядьте в одну из них, лучше всего в «Варшаву», и ждите.
Пан Квасс снова взглянул на часы, было без трех минут десять.
Анатоль Фанфара, как обычно, вернулся домой около двух часов и удивился, что в комнате Пегусов все еще горит свет. Но еще больше он удивился, когда в передней его встретили пани Пегусова и пан Пегус.
— Что случилось? — спросил он. — Вы еще не спите?
Вместо ответа пан Пегус схватил его за руку:
— Пан Анатоль, вы вернулись домой один?
— Не понимаю, — поднял брови пан Фанфара.
— А они?
— Давно уже ушли.
— Из «Аризоны»?
— Да, из «Аризоны».
— А Алек?
— Алек пошел с ними.
— Куда?
— Ну, наверное, домой.
Супруги переглянулись. В их широко открытых глазах мелькнул ужас.
— Пан Анатоль, — сдавленным голосом сказала пани Пегусова, — Алека до сих пор еще нет.
— Вы шутите, — встревожился пан Фанфара.
— И он до сих пор не дал о себе знать. Мы ужасно беспокоимся.
— Мы боимся, как бы с ним не случилось то же самое, что с Мареком.
При упоминании о сыне на глаза пани Пегусовой навернулись слезы.
— Вы ведь знаете, пан Анатоль, что Алек сирота и мы стараемся заменить ему родителей, — сказал пан Пегус.
— И любим его, как родного сына, — добавила пани Пегусова.
— Алек не ребенок, — заметил пан Фанфара. — Ему, кажется, уже двадцать лет.
— ВОСЕМНАДЦАТЬ.
— Восемнадцать? Так это же целый буйвол!
— Ох, пан Анатоль. Восемнадцатилетние дети самые глупые. Самые неразумные, самые легкомысленные. Как ты мог, Тимотеуш, — с упреком обратилась она к мужу, — как ты мог допустить, чтобы этот ужасный человек, этот сыщик, взял его с собой в «Аризону» для встречи с преступниками.
— Вот я как раз и говорю, — загремел пан Пегус, — что никогда бы не допустил этого, если бы Квасс не обещал мне, что самое позднее в одиннадцать доставит его домой.
— Нет, все-таки что-то случилось, — прошептала пани Пегусова, — случилось что-то ужасное.
— Не следует волноваться раньше времени, — пытался успокоить ее пан Фанфара, — сыщик Квасс — старая лиса.
— Так почему же он не вернулся?
— Может быть, они напали на след и сейчас ловят преступников.
— Ловят преступников? О боже, что вы говорите!
— Всегда надо надеяться на лучшее. Быть может, они сейчас возвратятся вместе с Мареком.
Долго еще пан Фанфара успокаивал измученных Пегусов, наконец они легли спать, но и в эту ночь почти не сомкнули глаз.
Посмотрим теперь, что же произошло с Ипполлитом Квассом и его друзьями. Как вы помните, было без трех минут десять, когда сыщик Квасс и Алек вслед за Венчиславом Неприметным вышли из зала. Они заметили, что Венчислав Неприметный направился в гардеробную. Ипполлит Квасс дал Алеку знак, и они оба спрятались за большим фанерным щитом, изображавшим скачущего на мустанге ковбоя. Между кактусами и передними копытами коня в фанере были изрядные просветы, через которые можно было спокойно наблюдать за всем, что происходит в гардеробной. Ипполлит Квасс и Алек, припав к щиту, не спускали глаз с Венчислава Неприметного. Преступник взял в гардеробной плащ, тросточку, повернулся на одной ножке и, к удивлению Алека, вместо того чтобы направиться к выходу, пошел в противоположную сторону коридора, где были расположены туалетные комнаты, гардеробная и подсобные помещения ресторана. Здесь он осторожно огляделся по сторонам, вынул из кармана ключ и открыл дверь с крупной надписью «Артистические уборные — посторонним вход воспрещен». Потом еще раз беспокойно огляделся, достал из кармана бутылочку, несколько раз из нее глотнул и, точно кот, бесшумно и быстро исчез за дверью.
Ипполлит Квасс кивнул Алеку и выскочил из своего убежища. Но не успел он добежать до дверей, как раздался скрежет ключа в замке, и лишь тошнотворный запах валерьянки свидетельствовал о том, что здесь только что был Венчислав Неприметный.
— Нехорошо, — сказал Ипполлит Квасс. — Не нравится мне это. Похоже, что Венчислав Неприметный решил провести какую-то операцию в гардеробной или…
— Что вы хотите этим сказать? — обеспокоенно шепнул Алек.
— А может быть, он что-нибудь учуял?
— Что вы собираетесь делать?
Ипполлит Квасс таинственно улыбнулся.
— Все это, мой мальчик, я предвидел… — сказал он и вынул из кармана связку инструментов. — А сейчас — скорее за дело. Вот, юноша, твое задание. Быстро выйдешь на улицу. В десяти шагах налево будут ворота. Через эти ворота пройдешь во двор. Третье подвальное окно — окно гардеробной. Следи за ним. Очень возможно, что именно из этого окна и вылезет Венчислав Неприметный. В таком случае, юноша, ступай за ним следом. Со двора можно выйти на улицу только через ворота. На улице тебя будет ожидать такси с паном Цедуром. У пана Цедура записаны номера всех остальных машин, находящихся на стоянке. В одну из них наверняка сядет Венчислав Неприметный. Он всегда пользуется такси. Запомни, в какую машину он сядет, и жди меня. Впрочем, я постараюсь прийти туда раньше тебя. Но на всякий случай ты тоже должен быть там. Так сказать, для страховки. Только для страховки. Я немедленно начну слежку, а ты, легкоатлет, вернешься домой, как я и обещал семейству Пегусов, еще до одиннадцати. Запомни, что без меня вы не должны следовать за Неприметным. Ваша задача запомнить номер его такси, посмотреть, в каком направлении он уедет, и ждать, ждать… Это если меня не окажется на месте. Но я наверняка буду там. Запомни это, юноша. Ты все понял?
— Все.
— В таком случае, ступай на свой пост.
Алек вышел, сыщик приник к двери гардеробной, прислушался и стал быстро подбирать ключи к замку. Вдруг погас свет. Прежде чем Квасс успел опомниться, на голову ему упало какое-то полотнище и удар по затылку свалил его на пол. Он почувствовал, что погружается в темноту.
Алек осторожно пробрался во двор и, спрятавшись за чахлым деревцем возле мусорного ящика, принялся внимательно следить за темным окном гардеробной. Вдруг сердце его заколотилось, и он всем телом прижался к деревцу. Открылось окно подвала, из него выскочил Венчислав Неприметный. Оглядевшись и убедившись в полной безопасности, он спокойно зашагал к воротам. Алек двинулся за ним.
В воротах юноша приостановился. На стоянке возле «Аризоны» были только три машины. В одной из них он заметил пана Цедура.
Венчислав Неприметный подбежал к крайней машине, хлопнул дверцей, и машина тронулась. Но какой у нее номер? Какой номер? Алек напрасно всматривался в табличку. Она была так плохо освещена, что ни одной цифры разобрать не удалось.
Алек подбежал к пану Цедуру.
— Садитесь, — прошипел пан Цедур.
— А где Ипполлит Квасс?
— Он еще не выходил.
Алек забеспокоился. Такси с Венчиславом Неприметным быстро удалялось.
— Садитесь же! — крикнул пап Цедур. — Дорога каждая минута!
Алек вскочил в машину.
— Следуйте за тем такси! — крикнул водителю пан Цедур.
— Пан Ипполлит приказал мне ждать, — пролепетал Алек.
— Не будьте ребенком, bambino mio! Пан Ипполлит Квасс не хотел брать на себя ответственность за вас перед семьей. Думаю, что вы достаточно взрослый, чтобы располагать своей особой. Ведь вы же не боитесь?
— Нет.
— Мы докажем сыщику, что способны на самостоятельные решения. Самое важное в конце концов не упустить преступников. Если бы мы сейчас не поехали, все следы снова были бы потеряны. Подумайте о бедном Мареке! Он ждет нашей помощи, !
…Такси повернуло на , затем друзья въехали на Шленский мост. Перед ними все время маячило такси Венчислава Неприметного. Это был старый, разболтанный «Опель-Капитан». Четырехцилиндровая «Варшава», на которой ехали наши друзья, легко следовала за ним по пятам.
Вот «Опель» свернул влево. Еще поворот, и машина въехала на какую-то плохо освещенную улицу. Там «Опель» остановился, и Венчислав Неприметный выскочил.
Пан Цедур остановил «Варшаву» и, указывая на удаляющийся силуэт Венчислава, шепнул Алеку:
— Не теряйте его из виду. Я оплачу счет и сейчас же последую за вами.
Алек быстрым шагом двинулся вперед. Венчислав Неприметный, не оглядываясь, торопливо шел но пустой, засаженной деревьями улице, потом вдруг свернул в калитку парка.
Теперь они шли между огромными старыми деревьями почти в полной темноте.
— О, я едва не потерял вас, — услышал Алек за собой прерывистый шепот пана Цедура. — Куда он идет?
— Наверное, где-нибудь здесь у него притон, — тихонько ответил Алек.
— Накроем пташку в собственном гнездышке, — прошептал пан Цедур.
Между тем Венчислав Неприметный свернул с аллейки и продирался сквозь густые заросли, освещая себе путь маленьким фонариком. Если бы не фонарик, друзья наверняка потеряли бы его из виду. Следя за мигающим среди зарослей огоньком, они сохраняли надлежащую дистанцию.
Внезапно перед ними выросла ограда из металлической сетки. Огонек мелькнул по ту сторону ограды.
— Как он сумел пройти? — удивился пан Цедур.
— Должно быть, в ограде имеется какая-нибудь дыра, — тихо отозвался Алек. — Сейчас поищем.
Ощупывая в темноте нижнюю часть сетки, Алек, нагнувшись, продвигался вдоль ограды.
— Есть, — возбужденно шепнул он. — Сюда, пан Цедур.
Изрядно испачкав руки влажной землей, друзья пролезли под сетку. Впереди, в каких-нибудь двадцати метрах, еле заметно мигал огонек. Вокруг царил полный мрак. Ни звезд, ни луны. Издалека доносились унылые отголоски грома. Пронесся порыв душного ветра.
— Будет гроза, — прошептал Алек.
Так шли они ощупью за мигающим огоньком, и холодные ветки хлестали их по липу. Наверное, и Венчиславу Неприметному было нелегко пробираться — он шагал уже не так быстро. Теперь друзьям казалось, что огонек горит не далее чем в пяти метрах от них. Нарастающий шум деревьев все больше заглушал отзвуки шагов.
Внезапно Алек ударился головой обо что-то твердое и нащупал рукой железный прут.
— Какая-то ограда, — прошептал он, схватившись рукой за ушибленное место.
— Левее возьмите, левее, — потянул его пан Цедур, — здесь есть проход.
Еще несколько секунд они двигались вдоль какой-то ограды из железных прутьев, потом раздался странный металлический лязг, скрипнула калитка и огонь погас.
Друзья на мгновение замерли, но вокруг стояла тишина. Лишь где-то высоко над головой шумели деревья, а со стороны Вислы доносился какой-то глухой рокот.
— Чего вы ждете? — шепнул Алеку пан Цедур.
— Я ничего не вижу, — отозвался Алек.
— Идем прямо.
Не успели они сделать и трех шагов, как перед ними снова выросла железная решетка.
— Загорожено, — изумился Алек.
Они принялись вслепую ощупывать железные прутья и повсюду натыкались на решетку.
— Кажется… — проговорил пан Цедур, — кажется, мы в клетке.
Как бы в ответ огонек снова сверкнул, на мгновение осветив ворота с большим замком и железные прутья, преградившие нашим сыщикам путь. Друзья молниеносно бросились к воротам, но они были заперты и закрыты на тяжелый засов, открывавшийся с другой стороны. Обливаясь холодным потом, друзья переглянулись. Тут вдруг раздался чей-то отвратительный, издевательский смех. Свет погас. Хохот становился все приглушенней и наконец затих.
— Ничего не понимаю, — простонал Алек.
— Чего тут не понимать? Мерзавец захлопнул дверь и ускользнул прямо у нас из-под носа.
— Должно быть, он заметил слежку и решил нас одурачить.
— Если не ошибаюсь, мы находимся в каком-то парке.
— Ничего не поделаешь, пан Алек, придется отступать.
Ощупывая железные прутья, они поспешно повернули обратно, но через несколько шагов свободное пространство кончилось. Решетка как бы образовывала прямой угол.
— Ничего не понимаю, — пробормотал Алек, — зажгите, пожалуйста, спичку.
— Не знаю, остались ли у меня спички, — шепнул пан Цедур, — кажется, я все израсходовал в такси.
С минуту он нервно рылся в карманах.
— Всего только три.
— Все равно зажгите. Мы должны ориентироваться в обстановке.
Пан Цедур чиркнул спичкой по коробку. Маленький огонек отодвинул темноту. Вытаращив от страха глаза, друзья огляделись.

приключения Марека Пегуса

— Всюду решетка, — сдавленным голосом сказал Алек.
— Мерзавец запер нас в клетке!
— Это не клетка.
— А что это за прутья?
— Что-то вроде коридора, длинный коридор из стальных прутьев, такие устраиваются при вольерах для диких зверей.
— Туннель из железной решетки?
— Совершенно верно.
— Боже… надеюсь, это не означает, что мы…
— Увы, amico mio, боюсь, что это так…
— Мы в зоологическом саду.
— Правильно. Мы в зоологическом саду и заперты в стальной клетке. Негодяй поймал нас в западню, как крыс.
Потрясенные, они умолкли.
— Нет, это невозможно, — крикнул вдруг Алек, — нет… этого не может быть! — и яростно бросился вперед.
Через мгновение раздался тяжкий удар и стон.
— Вы с ума сошли, bambino mio! — Пан Цедур поспешил к другу на помощь и нашел его возле решетки. — Головой решетку не пробьешь.
Алек тихо тихо стонал.
— Вы ведете себя, как ребенок, — сказал пан Цедур. — Надо запастись терпением.
— Нет… нет… это невозможно… умоляю вас, ощупайте решетку, — стонал Алек. — Отсюда должен быть какой-то выход.
Светя двумя оставшимися спичками, пан Цедур, прикусив губу, обошел клетку.
Выхода не было. Они находились в коридоре длиной в двадцать шагов и шириной в три шага. С двух сторон эта клетка была заперта дверцами из железных прутьев, и все попытки открыть их не увенчались успехом. Пан Цедур с мрачным видом вернулся к Алеку. Тот сидел, потирая ушибленную голову.
— Ну, что?
— Выхода нет.
— Как же быть?
— А никак. Придется провести ночь в зоологическом саду, уснуть за железной решеткой. Это все. Утром придут служители и выпустят нас.
— Утром? Вы шутите! Неужели мы просидим тут всю ночь?
— Другого выхода не вижу. Сейчас тут никого нет. Как-нибудь перетерпим, не так страшно, лишь бы не пошел дождь. Небо заволокло, и потом, слышите… Опять этот рокот, это наверняка гром…
Откуда-то издалека снова донесся глухой рокот. Алек нервно засмеялся.
— Алек, не надо… — успокаивал его пан Цедур.
— Гром… гром… — хохотал Алек. И сразу оборвал смех.
— Это вовсе не гром. Неужели вы все еще не понимаете? Это рычат львы. Да, рычат и мурлыкают львы. Они, должно быть, где-то по соседству… Слышите?
Пан Цедур в ужасе прислушался. Алек оказался прав.
ЭТО БЫЛИ ЛЬВЫ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *