Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Дневник Пети Васина и Васи Петина

Дневник Пети Васина и Васи Петина

День созерцания

24 июля. После объяснения с родителями мы решили просто провести день по-японски, то есть в созерцании и раздумьях. А что, в космосе мы ведь тоже будем созерцать. Надо научиться получать от этого удовольствие. Мы решили созерцать с дуба и ни в каких рискованных мероприятиях не принимать участия. Как всегда, мы помогли бабе Нюре полить огород, а когда она нас отпустила побегать-поиграть, мы отправились к дубу. Едва мы забрались на дуб, как я ре шил взять быка за рога:

— Первое, Вася, что я хочу тебе напомнить, так это то, что нам надо вначале перечитать главу «Трагедия на кладбище» из «Приключений Тома Сойера». Перечитывать будем ночью, что бы психологически настроиться, и лучше при свечах, а еще лучше — после двенадцати и в безлунную ночь.

— А второе тогда что? — дрогнувшим голосом спросил меня неустрашимый друг.

— А второе — это тренировка, закрепляющая навык, — твердо сказал я. — Днем относим на кладбище и оставляем у какой-нибудь могилы мячик от пинг-понга, он белый, и в темную ночь его будет хорошо видно. Вот этот мячик ты и принесешь.

— А почему я? — совсем скис Вася.

— Как-то ты заявлял, что для тебя это пустяки, — напомнил я ему, — вот ты и начнешь, а вторым буду я.

От Васиного нытья нас отвлекло то, что мы увидели уже до боли знакомую картинку: Даша и Маша с лилиями, а вслед за ними Борька бежали к речке.

Заплывы с Борькой опять повторились в точности как и прежде, близнецы затем прогнали Борьку и направились в лес. Не сговариваясь, мы с Васей спустились вниз и решили наконец выяснить все! Борька стрелой примчался к дубу.

— Борька, веди нас к Маше и Даше, — приказали мы ему.

Нам показалось, что Борька нас понял, потому что он радостно хрюкнул и понесся как сумасшедший. Мы едва поспевали за ним. Девчонки, наверно, бежали по тропинке, наш же проводник пер по кустам и буреломам, но нам так хотелось узнать тайну близнят, что мы даже не замечали, как хлестали и царапали нас безжалостные ветки.

— Борька, пощади, притормози немного, — умоляли мы нашего мучителя, но бег так его увлек, что он несся, как черно-белая торпеда. Тяжело дыша, мы подбежали к поляне и увидели сестер.

Они стояли перед обелиском. Их букеты лежа ли возле двух мемориальных досок с длинными списками имен павших солдат. Борька почему-то не подбежал к своим подружкам, ему, видимо, было заказано приближаться, и он прятался за нашими спинами. Мы тихо подошли к девчонкам, которые даже и не удивились, увидев нас, только приветливо кивнули.

Над обелиском высоко в небе сияло солнце, небо было синим-синим. Когда мы читали фамилии похороненных здесь солдат, Бася с изумлением сказал:

— Смотри, наших однофамильцев сколько…

А может, они нам даже и родня дальняя… Вот этому Пети ну всего шестнадцать лет было, а вот, смотри, Басин Семен, ему — восемнадцать.

Тут Маша тихо сказала:

— Да, это младший брат нашего прадеда.

Петя В.

А я подумал, что вот так же в далекой деревне Оскуй Новгородской области, в такой же братской могиле лежит мой двадцатилетний прадед, командир взвода автоматчиков.

Мне вспомнилось, как мы с родителями езди ли в эту деревню на празднование 60-летия По беды. Сколько туда приехало людей, сколько было цветов! Мы все постояли в минуте молчания. Вечером мы жгли костры, ели походную кашу и пели военные песни.

Вася П.

Сундук мертвеца…

25 июля. После обеда, когда родители пошли показывать окрестности нашей Элен, мы реши ли понаблюдать в бинокль за Расстригой и его гостями. Похоже, что они собирались куда-то уходить, одеты были по-походному: в сапогах, штормовках, бейсболках. Растрига надел на плечи рюкзак, у каждого из них в руках было по лопате. Закрыв дом, они направились в лес, а мы с Васей, недолго думая, отправились к ним в гости на старое кладбище. Там уже давно нет захоронений, потому мы не боялись кого-нибудь встретить, да и днем идти вдвоем было совсем не страшно. Мы взяли с собой белый шарик от пинг-понга, который сегодня в полночь Вася должен будет забрать с кладбища и принести домой. Была у нас еще одна тайная мысль: познакомиться поближе с домом на кладбище, чтобы больше узнать о его обитателях. По обстановке и вещам, может быть, станет понятно, что за люди эти энтомологи. Надо попасть во двор, а воз можно, если повезет, и в дом.

Собирались мы недолго. Осмотрелись только, чтобы никто из своих за нами не увязался, задворками и огородами пробрались к дому Расстриги. Как только мы подошли к забору, с огромной осины, которая росла во дворе, взлетела стая ворон. Их было, наверное, не меньше ста… Они закаркали, начали кружиться над нами и домом, потом всей черной каркающей стаей улетели на дальний конец кладбища.

— Да, дворик еще тот, — вжал голову в плечи Вася.

Издалека было не вид но того, что мы увидели в дырку забора: весь двор зарос крапивой, лопухами, бурьяном, изнутри на нас пахнуло каким-то холодом, сыростью и плесенью.

— Петя, что-то мне как то жутковато, — прошептал Вася. — Глянь, как в фильме ужасов или страшной сказке.

— Успокойся, ты же видишь, что во дворе никого нет, — постарался я приободрить друга. Но мне и самому было не по себе оттого, что во дворе было почему-то темнее, чем за забором.

— Пойдем через калитку, — предложил Вася, — я боюсь прыгать с такой высоты в этот бурьян. — Он показал на дремучие заросли.

— Ну давай, — шепотом согласился я.

Едва мы дотронулись до калитки, как она издала душераздирающий визг: «И-и-и-и-и!!!)) Казалось, этот звук скрежещет и вибрирует не снаpyжи, а где-то внутри нас. Не успели мы сделать и пары шагов, как из зарослей на тропинку, которая вела к дому, вышла огромная крыса. Она ничуть не испугалась нас, скорее наоборот, мы застыли как вкопанные, а она поднялась на задние лапы и зашевелила усами, принюхиваясь…

— Нет, Петя, я не могу, — взмолился Вася, пойдем отсюда!

— Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хи-хо, и бутылка рома, — проскрипел прокуренный голос откуда-то сверху.

Вася осел рядом со мной и закрыл голову руками. У меня тоже сердце ухнуло в пятки, но я все-таки поднял голову и увидел, что на почерневшем коньке крыши сидит огромный ворон и, склонив голову набок, с человеческим интересом рассматривает нас.

— Ты чего, пичуги испугался? — неубедительно упрекнул я Васю.

— Ничего себе — пичуга, — справедливо возразил он.

Я и сам понимал, что этого монстра с большим клювом пичугой даже с большой на тяжкой назвать трудно.

Двор был диким и враждебным: кроме кривых козел для пилки дров и старой рассохшейся бочки, да еще собачьей будки, в которой давно уже не жила, видимо, собака, следов присутствия человека не было. Правда, под крышей бани висели березовые веники.

— Похоже, надолго здесь обосновались, — показал Вася на веники.

Я промолчал, проглотив комок в горле, который мешал мне ответить другу.

— Давай заглянем в окно, — шепотом предложил я Васе. Тот обреченно кивнул головой.

Мы на всякий случай глянули на дорогу, ведущую в лес, а потом подошли к дому. Дом был старый, но очень высокий и крепкий. Мрачным он казался оттого, что бревна за последние сто лет почернели, а кое-где даже покрылись мхом и плесенью. Окна были затянуты паутиной. При нашем приближении в доме что-то заскрипело, послышались звуки, словно внутри кто-то начал бегать туда-сюда.

— Там кто-то есть, — выдохнул Вася.

Я покрутил пальцем у виска и показал на огромный ржавый замок, который висел на дверях. — А вдруг привидения, — заикаясь, произнес Вася.

Я промолчал. Окно оказалось для нас высоким, и мне пришлось подставить свою спину другу. Вася долго громоздился на меня, наконец он подтянулся и заглянул в окно.

— А-а-а, змея! — завопил он и свалился на землю.

Я бросился к Васе, который весь побелел, и внимательно осмотрел его лицо и руки. Ранений не было! Терпеть не могу я эту его способность бледнеть чуть что. Но у меня у самого все помертвело внутри и мурашки забегали по спине.

— Жмея, жмея, — шепеляво прокричал ворон и дико захохотал: — Ха-ха-ха!

Меня это наконец-то вы вело из терпения. Я взял какой-то обломок доски и швырнул в сторону этого черного негодяя — пересмешника.

— Какая змея могла тебя укусить у меня на спине, у тебя что, видения? — разозлился я заодно и на Васю.

Но Вася только стучал зубами и дрожащими руками показывал, ка-а-акая огромная змея бросилась ему в лицо.

— Там, прямо мне в лицо… — шептал он, глядя на меня такими глазами, что мне бы и без змеи от такого взгляда стало худо.

— Вася, какая змея? — пытался я приподнять его.

Он с трудом встал на дрожащих ногах и опасливо ткнул пальцем в окно. Ко мне постепенно стал возвращаться рассудок. Хорошо, что у меня такая особенность: в экстремальных ситуациях не раскисать, а собираться и не паниковать. Я по дошел к козлам, поднял их и с трудом подтащил к окну, а этот чудик, вместо того чтобы помогать мне, тянул меня за футболку прочь от дома. Мне пришлось встряхнуть его за грудки, чтобы при вести в себя. Но он смотрел на меня прощальным взглядом человека, который понимает, что друг уходит от него… и уходит навсегда.

Поначалу я ничего не мог разглядеть сквозь грязь и паутину, а потом и сам чуть не слетел вниз. На окне стоял большой стеклянный ящик, напоминающий аквариум, а в нем клубились Змеи. Одна, видимо, та самая — огро-о-омная, бросилась на стекло как раз напротив моего лица. Я едва устоял на козлах.

— Ничего себе энтомологи! — только и смог выдохнуть я. Стало понятно, что Васю лучше увести из этого жуткого зоопарка.

— Все, Васечка, — мягко начал я уговаривать друга, — все, уходим из этого дворика, пойдем на могилочку, отнесем шаричек и пойдем очки домойчечки.

«И-и-и-и!» — опять завизжала проклятая калитка, и я потихоньку повернул Васю лицом в сторону кладбища, которое начиналось буквально метрах в пятидесяти.

— Умрушечки я еще до ночечки, — так искренне всхлипнул Вася, что я поневоле вспомнил верный способ привести друга в чувство.

— «Чунга-Чанга, обойди весь свет, Чунга-Чанга, места лучше нет», — скорее заорал, чем запел я, встал, как настоящий артист, и широким жестом обвел окрестности. Но тут же и сам понял, что место-то как раз не самое лучшее, так как перед нами было старое кладбище. Вася обалдело и затравленно замолчал, внимая моему пению.

Вас всех схороню я в пучине морской!

Йо-хи-хо и бутылка рома,-

Прервал мое пение ворон с конька крыши.

И он потащил их в подводный свой дом,

Йо-хи-хо и бутылка рому!

И запер в нем двери тем черным ключом.

Йо-хи-хо и бутылка рому,-

все-таки перекричал меня носатый разбойник.

— Хорошо! — взвизгнув, закричал Вася. — Веди меня на твое кладбище, садист, чтобы я там сразу и умер, там и оставь, чтобы потом хлопот не было с похоронами, сразу уж буду на месте.

Я понял, что у Васи началась на нервной почве истерика. Он рванул с места с такой скоростью, которой Я от него даже и не ожидал. Вася за несколько секунд добежал до почерневшего креста, который стоял на почти сровнявшемся с землей холмике. А потом оглянулся на меня и произнес неожиданно спокойно и мрачно:

— Здесь покоится Вася Петин, у которого был друг садист.

Тут он решил перелезть через ржавую металлическую решетку. Я его остановил, но понял, что лучше в этот момент помолчать, достал из кармана два белых шарика и положил их в траву за второй могилой, около которой был столик и скамеечка. Потом в молчании мы вернулись домой. Вася молчал часа два. Мне стало страшно, и я ему пригрозил, что если он не заговорит, то я скажу родителям, что он онемел.

Лучше бы я этого не говорил, так как Вася начал так орать на меня, что я сам чуть не онемел:

— Ты садист, ты для меня сам умер!

Потом он пошел в комнату, упал лицом вниз на кровать и уснул. Да-да, уснул мертвецким сном, и, надо сказать, хорошо сделал, потому что я сам уже был на грани срыва…

Петя В.

Р. S. Понятно, что сегодня на критические замечания рассчитывать не приходится. Похоже, что пойти на «могилочку» он сегодня вряд ли согласится. Ну что ж, пусть сегодня еще поспит подремлет этот Билли Бонс.

2 комментария

  1. Мне 7 лет, а моей сестре 10 лет. Мы прочитали эту книгу с удовольствием. Нам она очень понравилась.
    Спасибо.
    Хотелось бы почитать что-то подобное ещё.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *