Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Дневник Пети Васина и Васи Петина

Дневник Пети Васина и Васи Петина

Праздник всех мужчин

23 февраля. День защитника Отечества! Сегодня праздник всех мужчин. В школе на труде девочки испекли для нас пироги. Всем было очень весело, а Марина Олеговна мальчикам не ставила плохих оценок. Мамы наши тоже сменили гнев на милость и купили нам прекрасный подарок на двоих — световой тир. Нам пришлось дать слово, мы прекращаем тренировки по переохлаждению, правда, с надеждой, что когда-нибудь вернемся к ним опять.

А пока мы решили, что поедем в Сахару. Пришлось просить у мам разрешение на новый этап тренировок. Они с радостью согласились. «Это хотя бы не опасно», — решили они.

Вася П.

Тренировки на жароустойчивость

27 февраля. Тренировки идут по плану. Спать мы ложимся в лыжных костюмах с начесом. Я придумал, как усложнить упражнения на жароустойчивость. Мы обежали все подъезды и собрали у одноклассников дюжину грелок. Теперь мы укладываемся спать под пуховым одеялом и обкладываясь горячими грелками. Это уже более серьезный этап тренировок.

Вася П.

Слепая родительская любовь

28 февраля. Если наше имя останется неизвестным в веках, то пусть знают потомки, что это слепая родительская любовь лишила наши имена бессмертия. Мы однажды слушали с Васей передачу «Родителям о детях». Правда, было уже девять часов вечера, но иногда ради знаний можно поступиться сном. Мы с Васей решили, что пора выпускать передачи «Детям о родителях».

Мы бы — дети — могли обсудить все наши насущные проблемы. Как, например, избавиться от постоянной опеки родителей и учителей, как их заставить смотреть на нас как на взрослых людей, и, конечно же, свобода! Свобода мыслей, чувств и действий!

Теперь о самом главном: мы не можем продолжать наши безобидные тренировки на жаростойкость.

А все было так. Мамы проверил и наши глотки (можно подумать, что мы Шаляпины и у нас какие-то необыкновенные глотки). Ну что на них каждый день смотреть? Но вот уже горло проверено, пульс тоже на месте, глаза не желтые. Фу! Мамы Оли ушли, и мы экипировались, как того требует эксперимент, обложились грелками и накрылись с головой, очень скоро забывшись тяжелым сном.

Среди ночи нас подняли истошные вопли родителей: «Что горит, где горит?» В спешке я наступил Мурзику на хвост, и он стал так вопить, что я подумал, что горит он, но, убедившись, что кот жив-здоров, я сразу же бросился за ведром с водой и представил, что мне вручают медаль «За спасение на пожаре». Дверь на лестничную площадку была открыта, оттуда доносились голоса. Когда я выскочил с ведром на площадку, там собрались все соседи и наши родители, которые с тревогой спрашивали друг у друга: «У кого пожар?»

Мы с Петей выгодно отличались от всей этой полураздетой компании. На нас были лыжные костюмы, валенки, до носа мы были укутаны шарфами. Мамы Оли переглянулись и сказали, что им теперь все ясно…

Да, наш эксперимент был не очень чистым, как говорят обычно ученые. Не был учтен «фактор влияния внешних раздражителей» на сон. Когда мы уснули в той ужасной душегубке, которую сами соорудили себе из постели, естественно, что нам приснился один и тот же сон: был пожар, мы сами начали гореть. Вот тут-то мы и завопили: «Пожар!!! Горим!!!» Не знаю, чего взрослые такие паникеры!

В целях профилактики мамы запретили нам встречаться и звонить друг другу. Как хорошо, что есть Интернет…

А сегодня мне пришла в голову прекрасная мысль, и я тут же связался с Васей по «Аське».

Наши Оли постоянно говорят, что из наших пап людей сделали именно они, что если бы не они, то неизвестно еще, кем бы стали наши папы. Вот тут-то я и понял: нам с Васей надо жениться. Вася был согласен с моим решением.

Петя В.

2 марта. Сегодня в нашей судьбе трагический день: мы сделали предложение Кильке и Оспе, а они покрутили у виска пальцем.

Но мы не привыкли отступать перед трудностями.

Мы как-то листали газету «Из рук в руки», чтобы найти старые подшивки журналов «Техника — молодежи» и «Изобретатель и рационализатор», и смеялись над объявлениями. Вот, например, одно из них: «Еще полный сил старичок, с домом и участком, ищет подругу жизни с машиной. Хочется, чтобы она была блондинкой, не очень худой и с выразительными глазами».

Как мы ни пытались, но так и не смогли представить машину-блондинку с выразительными глазами.

Мы тоже решили написать объявление в эту газету, чем мы хуже этого ненормального старичка, которому нужна такая жуткая машина. Я подумал, что спутницу будущим учёным-исследователям мы всегда найдем.

Мы составили и обсудили по «Аське» наше объявление: «Два молодых мальчика, небольшого роста, хотели бы найти себе подруг жизни. Желательно не очень большого роста, это должны быть девочки, готовые служить науке, как и мы.

Петя Васин и Вася Петин

Как стать настоящим человеком

4 марта. Нам с Петей из газеты пришло письмо. Мама ничего не могла понять: «Кто-то, видимо, решил подшутить над нами. Что это за глупость?»

В письме было написано: «Уважаемые товарищи Петин и Васин. Ваше объявление мы не можем напечатать. Согласны, что оно написано с большим чувством юмора, мы это оценили, но не все могут понять его как должно. Мы боимся, что нас могут обвинить в дурном вкусе. Вы шутливо называете себя мальчиками, а возможных претенденток девочками. Вам не кажется, что дамы могут оскорбиться, поняв это как намек на их (ну, скажем так) не совсем юный возраст? Что значит небольшой рост? Если вы не лилипуты, просим сообщить цифровые данные вашего роста и желательного роста претенденток. С большим уважением.

Инспектор по объявлениям».

«Что за бред? Кто это ищет претенденток?» — Мама с ужасом посмотрела на папу.

Папа почему-то покраснел, потом побледнел и сказал, что это какая-то чепуха, что за такие шутки надо…

Я убежал к Пете. И мы с ним радовались, что догадались сообщить только один адрес. Тут Пете пришла в голову счастливая мысль: женимся на наших девчонках, из нашего двора. Эпоха красавиц в нашей судьбе миновала! Надо жениться, как говорят старушки, чтобы человек был хороший.

Мы перебрали весь двор, и самыми хорошими из хороших человеков оказались Журка и Пончик. Правда, Журка человек без чувства юмора и трусиха страшная. Она даже передачу «В мире животных» боится смотреть. Но она никогда не ябедничает, всегда стоит на стреме, если мы что-нибудь взрываем, вернее, испытываем, она забавно прячет голову в плечи и тоненько верещит при этом: «Все? А? Все?»

Мы с Петей не хотели признавать, что есть еще нечто, что только мы с ним можем назвать недостатком, — это ее рост. Да, Варька была самым настоящим журавлем, сантиметров на пятнадцать выше нас с Петей. Но нас это не огорчало, так как мы уже начали заниматься специальной гимнастикой для роста.

Второй претенденткой была Пончик. Вера Пончикова была очень худой, как в насмешку над своей фамилией, с тоненькими, как спички, ножками, но она была настоящим парнем! Стреляла из рогатки, дралась в кровь. Сколько мальчишеских носов пострадало от ее остреньких кулачков…

Жалко, конечно, что они не так красивы, как Оспа, Килька и Живкотлета.

Вася П.

Сказочная куртка

5 марта. Сегодня в трамвае по пути в музыкальную школу, где меня ждало ненавистное пианино, мы с мамой увидели мальчика в сказочной куртке. Это была голубая куртка, но главная ее красота — в карманах, я прямо задохнулся от восторга.

— Мама, — дернул я маму за рукав, — посмотри, какая замечательная куртка.

Мама посмотрела вокруг, но ни одной сказочной куртки так и не увидела. Я был очень удивлен: не увидеть та-ку-ю куртку.

— Да вот же она, на мальчике, он стоит передо мной, — зашипел я маме на ухо.

— Вот эта куртка, с чудовищными карманами? — удивленно спросила она меня.

— Да ведь это прекрасная куртка, сколько всяких полезных вещей уместится в ее карманах, — возмутился я.

— Да-да, — тут же согласилась мама, — действительно, мне тоже нравится эта куртка, я бы бегала, к примеру, по участку и без авоськи обходилась — ее заменили бы карманы.

До остановки «Музыкальная школа» я не думал о сольфеджио, я мечтал о такой куртке. О, я был бы счастливейшим из людей. Я уже представлял, как все мальчишки класса — что класса, школы! — завидуют мне.

— Все, — сказала мама, и я спустился на землю.

Мама говорит, что в наш век человек, не играющий на пианино, будет белой вороной. Я готов стать голубой, красной, синей, зеленой, ну какой угодно вороной, но не заниматься музыкой.

Вася П.

Завтра Восьмое марта

7 марта. Сегодня мы с Васей придумали подарки для наших мам. О, если бы кто-нибудь мне сделал такой подарок! Мы с Васей нашли кусок красной ткани, как раз такой, какого цвета отделка у маминой новой японской куртки. Я рассказал Васе, что моя мечта — это куртка с огромными карманами, и предложил: Давай моей маме пришьем на новую куртку два больших кармана». Я вспомнил, что маме тоже очень понравилась куртка того мальчика, которого мы встретили в трамвае. И мы пришили.

Я измерил пол-литровый пакет кефира, но Вася посоветовал снять мерку с литрового, и мы сделали карман как раз такой величины, чтобы туда входил батон и литр кефира. Карманы мы пришили насмерть. Куртка износится быстрее, чем оторвется карман.

Работа вышла на славу. Тогда мы решили, что Васиной маме тоже пришьем карманы на ее новенький розовый плащ. Мамы непременно наденут их и пойдут на вечер «Нашим милым женщинам».

Трудно подобрать карманы к такому цвету, и мы решили обратиться за помощью к Журке.

Она сказала, что нужен черный цвет, так как ее мама всегда говорит, что черные туфли — это под любую одежду. Варька убежала на несколько минут и вернулась с сарафаном своей мамы. На нем были прекрасные черные цветы — розы. Мы их вырезали и пришили на плащ моей Оли. Ух ты! Карманы вышли — загляденье.

Завтра наши мамы получат самый лучший подарок, как говорит наша Марина Олеговна, подарок, сделанный любящими руками.

Петя В.

Как угодить взрослым?

8 марта. Петя сидит под домашним арестом. Его Оля все утро проплакала. Моя Оля не плакала. Она с утра и до обеда отпарывала карман. Варькина мама принесла сарафан и подарила его моему папе, раз уж он не умеет воспитывать сына. Мама со мной не разговаривает, она пообещала, что, когда отпорет карман, выпорет меня, но я думаю, что сегодня она не успеет.

Мы простил и наших мам, тут уж ничего не поделаешь, мы принимаем их такими, какие они есть. Только плохо, что они хотели бы видеть нас раскаявшимися, а мы не знаем с Петей, в чем.

Папы занимают странную позицию: они вначале хохотали, а теперь, когда мамы поговорили с ними серьезно, тоже собираются взяться за наше воспитание.

Мы с Петей в недоумении: что же они десять лет за него не брались!

А вечером я слышал, как папа и мама разговаривали обо мне.

Мама сказала, что в моем возрасте уже нельзя быть таким ин-фан-тиль-ным (интересно, что это такое? Хорошо, если только глупым…).

А папа говорил: «Ты, Олюшка, меня, конечно, извини, но я рад, что мой сын тебе не подарил пудру или духи, которые он купил бы на твои же деньги».

Я улыбнулся, перед тем как уснуть. А Оля пришла ко мне еще раз перед сном и поцеловала. Я сделал вид, что сплю. В носу почему-то пощипывало: хотелось заплакать. Как я их люблю, моих МАПА.

Вася П.

Я делаю Журке предложение

10 марта. Сегодня я подошел Журке и сказал ей, что мы с ней можем помочь друг другу стать людьми. Сперва я спросил, умеет ли она жарить картошку. Варька, глядя на меня преданными глазами, сказала, что умеет. Зачем мне это нужно, я ей не сказал. Но когда я ей предложил стать моей женой, она на несколько секунд замолчала, а потом сказала, что она должна подумать.

Вася П.

Любовь и… жареная картошка

11 марта. Воскресенье. Утром раздался звонок в дверь. За порогом стояла Журка. Она держала в руках узелок и портфель.

— Я согласна, — прошептала она.

Мама выглянула из кухни:

— А, Варечка, проходи, сделаете вместе с Васей уроки, а потом я угощу вас пирогами.

— Очень вовремя, — многозначительно сказал я. Вот за пирогом я и сообщу, что становлюсь настоящим человеком и женюсь на Журке.

Мы сели с Журкой на диване, и я сказал ей, что если она хочет стать моей женой, то должна начать немедленную борьбу со своей трусостью. Варька быстро-быстро закивала головой.

Уроки мы сделали мгновенно, и мама пригласила нас и папу к столу. Мы быстро съели второе и принялись за пирог (честно говоря, мне непонятно, зачем готовить еще что-то, когда печется пирог).

Съев пирог, я сказал, что хочу сообщить нечто важное. Тут я встал, пригладил волосы, поправил рубашку и откашлялся… Мама побледнела и прошептала:

— Вася, говори быстрее, что еще вы натворили с Петей.

Я ее успокоил:

— Мама, не волнуйся, это радостное известие… Я ЖЕНЮСЫ!!

Папа сдавленно хмыкнул и спросил:

— Кто же избранница ваша, милорд?

Я ткнул пальцем в сторону Варьки.

— Кто-кто? — переспросил папа. Но тут Варька встала и пропищала, втягивая голову в плечи:

— Я… и я согласна.

Папа выскочил из-за стола, а мама застыла, как на фотографии, поджала губы, как всегда, когда ей хочется казаться очень серьезной, и спросила:

— А Варины родители не против?

Но я ее тут же успокоил, сказав: что им, плохо, что ли, ведь у них есть еще две девчонки, они и не заметят, что одна ушла. Папа тер лоб, пряча лицо, и урчал, а мама строила такие гримасы, что мне стало стыдно перед Варькой за своих родителей, и я сказал:

— Пойдем смотреть «В мире животных».

Варька почему-то сникла и сказала, что она не любит смотреть эту передачу. Я знал, почему она не любит: она страшно боится змей.

— Ты теперь не просто Варька, а моя жена, и теперь ты по утрам будешь жарить картошку и смотреть все передачи «В мире животных».

— А можно, я буду жарить картошку и вечером, но не буду смотреть «В мире животных»? — пролепетала Варька, но я так глянул на нее, что она сразу же устыдилась своей слабости.

Из кухни доносился возбужденный разговор родителей. Я гордо молчал и смотрел на экран. Передача была самая что ни на есть подходящая: гадюки, кобры, удавы. Я в воспитательных целях в самый страшный момент вышел из комнаты. Варька хотела было выйти со мной, но я ей сказал твердо:

— Жена исследователя должна быть храброй!

Она подняла плечи и села на самый краешек дивана. В это время папа пригласил меня в свою комнату и сказал, что хочет со мной поговорить.

Он погладил меня по голове и спросил:

— Тебе не кажется, сын, что тебе еще рановато жениться?

Я с удивлением посмотрел на него:

— Ты же знаешь, папа, что мы живем в век акселерации. Я боюсь, что поздно, что у нас в характерах уже произошли необратимые изменения. Даже и теперь нам придется много работать над собой.

Папа опять странно хмыкнул.

— Наконец, что же вы будете есть, ведь вы ещё не зарабатываете?

Рот на его лице все время уползал куда-то на сторону.

Меня и этот вопрос врасплох не застал:

— Картошку!

— Нет, сын, придется вам с Варей отложить женитьбу лет, ну, хотя бы на десяток, — папа уже не улыбался, — а Варе пора уже идти домой.

В это время на кухне раздался какой-то шум. Мы с папой бросились туда. У дверей стояла растерянная Журка, а мама смеялась и вытирала слезы.

— Что случилось, Варвара? — серьезно, как и подобает мужчине, спросил я.

— Не знаю, — тихо ответила она, с недоумением глядя на мою маму. — Я только сказала Тете Оле, что так боюсь змей, что мне кажется, Они могут даже экран телевизора прогрызть…

К немалому Журкиному удивлению, рассмеялись и мы с папой. В это время раздался звонок в дверь. Пришла Ирина Николаевна.

— Ты куда это пропала? — спросила она дочь, а мы продолжали улыбаться. Ирина Николаевна переводила взгляд с нас на Варьку, лицо которой было совершенно серьезно, и, ничего не поняв, взяла ее за руку и увела.

Вася П.

2 комментария

  1. Мне 7 лет, а моей сестре 10 лет. Мы прочитали эту книгу с удовольствием. Нам она очень понравилась.
    Спасибо.
    Хотелось бы почитать что-то подобное ещё.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *