Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Сказки / Зимние сказки про Ёжика и Медвежонка — С.Козлов

Зимние сказки про Ёжика и Медвежонка — С.Козлов

Падал снежок. Была оттепель

С. Г. Козлов

— Медвежонок, если все плохо, плохо, плохо, то потом ведь должно стать хорошо?
— Потом — да, — сказал Медвежонок.

У Ёжика в июле утонуло ведро, в сентябре ветер сломал любимый Ёжикин вяз, в октябре шли такие дожди, что река разлилась и затопила Ёжикин домик, а в ноябре Ёжика чуть не убил сорвавшийся с горы камень.

И вот теперь какой-то грабитель забрался в дом Медвежонка и утащил все припасы.

По мягкому снегу прибежал Заяц:
— А я знаю, как поймать грабителя!

Падал мелкий снежок. И даже не падал, а все как бы норовил пойти с левой лапы.
— Видишь? — сказал Медвежонок Зайцу. — Припадает?
— Пропадает, — поправил Заяц. — Снег в снег, и — никого.

Медвежонок поглядел на Ёжика.
Ёжик отвернулся.
— Это Рысь, — говорил Заяц. — Больше некому. У нее уши такие — с кисточками. Айда!

И зашагал по мокрому снегу.

Перешли ручей, взобрались на гору.
— Вот он! Дом Рыси! — Заяц вытянул лапу.

Рысь сидела на крыльце и ела вареники. Кисточки на ушах действительно были рыжие.
— Я же говорил! — сказал Заяц.
— Ничего ты не говорил.
— Тогда — подразумевал…

Рысь ела вареники и причмокивала.
— Эй ты! — крикнул Медвежонок. — Ты зачем ограбила мой дом?
— Унесла наши припасы… — сказал Ёжик.

Рысь пошевелила ушами, и рыжие кисточки на ушах пошевелились.

Затем ушла в дом и вернулась с лорнетом.
— Что это у нее? — спросил Заяц.
— Бинокль, — сказал Ёжик.

Рысь навела на друзей лорнет.
— Ну что? — сказала Рысь. — Будете есть вареники или — война?
— Ты зачем ограбила мой дом? — очень тихо сказал Медвежонок.
— Слушайте: грабят — это когда гребут сено. А я пришла, вошла, сварила вареники и хочу ими вас угостить.
— Дрянь! — беззвучно сказал Ёжик.

Заяц кивнул.
— Ну и дрянь! — прошептал Медвежонок. — Или ты, Рысь, сейчас же перевезешь все мои припасы назад… — сказал он громко.
— В его кладовку, — показал на Медвежонка лапой Заяц.
— Или Заяц, — Медвежонок показал на Зайца, — сейчас же привезет пушку…
— Большую пушку, — сказал Ёжик.

Рысь повесила лорнет на специальный гвоздик, задумалась.
«Отдавать или не отдавать?» — думала Рысь.
— А у вас пушки нет, — сказала она.
— А мы тебе сейчас и без пушки кисточки оторвем! — крикнул Ёжик.
— И хвост! — сказал Медвежонок.
— И хвост! — спрятался за Медвежонка Заяц.
— Хе-хе! — сказала Рысь и принялась за вареники.

Заяц привез пушку.
Ёжик прочистил банником ствол.
Медвежонок засыпал пороха и навел.

Заяц запалил фитиль.
— Ну!.. — крикнул Медвежонок.
— Сдаюсь, — Рысь утерлась салфеточкой и пошла за припасами.

Целый день Рысь таскала в дом Медвежонка покражу, а Заяц, Ёжик, Медвежонок с пушкой стояли на холме, и фитиль в лапе Медвежонка дымился.

К вечеру снежинки стали спускаться, припадая на правую лапу.
— Видишь? Припадают, — снова показал Зайцу на снежинки Медвежонок.
— Снег в снег и — никого. Пропадают, — снова поправил Заяц.
И Ёжик с Медвежонком переглянулись.

А вечером, когда пили чай, Медвежонок сказал:
— Не знаю когда, но когда-нибудь обязательно будет лучше.
— Еще бы! — подхватил Заяц.

А Ёжик думал:
«Не может же быть, чтобы все плохо и плохо — ведь когда-нибудь должно стать хорошо!..»

Лесная оттепель

С. Г. Козлов

Ах, какая это была мягкая, тёплая оттепель!.. Кружились снежинки, и в лесу пахло весной. Ёжик сидел на крылечке своего домика, нюхал воздух и улыбался.

«Не может быть, — думал он, — что ещё вчера в лесу трещали деревья и сердитый Дед Мороз скрипел под окнами своими большими валенками, а сегодня его совсем нет! Где же он?»

И Ёжик стал прикидывать, куда мог спрятаться Дед Мороз.

«Если он влез на сосну, — рассуждал Ёжик, — то где-то под сосной стоят его большие валенки. Ведь даже Медвежонок не может влезть в валенках на сосну!

Если он залез под лёд, — продолжал размышлять Ёжик, — то где-то на реке обязательно должна быть дырка и из неё должен идти пар. Потому что Дед Мороз сидит в валенках на дне и дышит. А если он совсем ушёл из леса, я обязательно увижу его следы!»

И Ёжик надел лыжи и побежал между деревьями. Но ни под одним деревом не было валенок, на реке он не увидел ни одной дырки и нигде не нашёл никаких следов.

— Дед Мороз! — крикнул Ёжик. — Отзови-и-ись!..

Но было тихо. Только снежинки кружились вокруг и где-то далеко-далеко стучал Дятел.

Ёжик остановился, прикрыл глаза и представил себе красивого Дятла с красными пёрышками и длинным носом. Дятел сидел на верхушке сосны, время от времени откидывал голову назад, прищуривался и, будто рассердившись, стукал носом: тук! Брызгала сосновая кора и, мягко шурша, осыпалась в снег…

«Наверное, Дятел знает, где Дед Мороз, — подумал Ёжик. — Он сидит высоко, и ему всё видно».

И он побежал к Дятлу.

— Дятел! — ещё издали закричал Ежик. — Ты не видел Деда Мороза?
— Тук-тук! — сказал Дятел. — Он ушёл!
— А где его следы?

Дятел свесил к Ёжику нос, прищурился, посмотрел на него и сказал:
— А он ушёл без следов!
— Как же? — удивился Ёжик.
— А очень просто! Приплыло облако и опустилось низко-низко. Дед Мороз сначала забросил на него валенки, потом влез сам и уплыл…
— Куда? — спросил Ёжик.
— На Кудыкину гору. Тук-тук! — сказал Дятел.

И Ежик, успокоенный, пошёл домой и по дороге представил себе заснеженную Кудыкину гору, по которой, наверное, ходит сейчас Дед Мороз и скрипит своими большими валенками.

Вместе с Землёй

С. Г. Козлов

Три дня лил дождь и смыл весь снег.
Ёжик с Медвежонком раньше думали: такого не может быть, — но такое было.
Потом ударил мороз.
Деревья лопались и кричали, но Ёжик с Медвежонком ничем не могли им помочь.
Птицы замерзали на лету.
Земля была каменная.
А ночью высоко в небе зло блестели звёзды.
Потом опять пошёл дождь, и лес стоял полный тумана, и пахло землёй и палой листвой, как ранней осенью.
Ёжик с Медвежонком шли по лесу и не верили своим глазам: много деревьев переломились пополам и теперь в разные стороны торчали их белые кости.
— Как страшно! — шептал Ёжик.
Медвежонок молча шёл рядом. Медвежонок молчал и только вертел головой.
— А правда, что мы летим и крутимся? — вдруг спросил он.
— Не знаю, — сказал Ёжик.
— Дед говорил: «Земля круглая, она крутится, — Медвежонок показал лапой, — и летит в темноте».
— Как же в темноте? — сказал Ёжик. — А солнце?
— Не знаю, — сказал Медвежонок.
— И крутится?
— Ага. Волчком.
— А куда летит?
— Этого и дедушка не знал. Нет, погоди, он говорил: «Она крутится вокруг Солнца! Один раз обкрутится, и пройдет год».
— А кто же её крутит?
— Не знаю, — сказал Медвежонок. — Только когда она крутится вокруг себя, она поворачивается к солнцу то одним боком, то другим.
— Что ж ты мне раньше не сказал? — обиделся Ёжик.
— А что было бы, если б я тебе сказал раньше?
— Я бы знал, — сказал Ёжик.
— Ну и знал, ну и что?
— Как что? Я бы смотрел, примечал.
— Земля большая, — сказал Медвежонок. — Этого сразу и не заметишь, но дедушка — знал.
Они вышли на свой любимый холм.
Река лежала под сизым льдом, и это было ни на что не похоже: река подо льдом, а вокруг — ни клочка снега.
— Вот встань сюда, — сказал Медвежонок. И свёл Ёжика с вершины холма. — Стой здесь. Я сейчас.
И перебежал на другой склон.
— Ты меня видишь?
— Нет, — сказал Ёжик.
— А теперь я буду подниматься.
И Медвежонок стал подниматься к вершине.
— Вижу! — закричал Ёжик. — Уши!
— Что я, заяц? — крикнул Медвежонок. — У меня же уши по бокам!
— И голову! Самую макушку! — крикнул Ёжик.
— Ну вот: так появляется солнце, — важно сказал Медвежонок. — Так оно восходит.
— Это мы с тобой сто раз видели, — сказал Ёжик. И тоже поднялся на вершину холма.
— Я сейчас был солнцем, — сказал Медвежонок. — Я в о с х о д и л. А на самом деле это не солнце всходит, а мы вместе с Землёй нагибаемся, понимаешь?
— Нет, — сказал Ёжик.
— Если б мы могли наклонить немного к реке холм, я бы встал, где стоял, а ты — у реки, и я бы тебя увидел, как мы по утрам видим солнце.
— Погоди, — сказал Ёжик. — Давай сначала. Значит, я стою у реки, я — солнце.
— Ага, — сказал Медвежонок.
— А ты стоишь там, где стоял, на том склоне.
— Правильно, — сказал Медвежонок.
— Ты — Медвежонок, я — солнце, и, если бы холм наклонился, ты бы меня увидел, как мы по утрам видим солнце.
— Верно! — обрадовался Медвежонок. — Меня дед всё лето учил, а ты сразу понял…
Весь лес вокруг, и река, и лес за рекой были тихи и туманны.
— Как тихо, — сказал Ёжик. — Неужели мы крутимся и летим?
Они тихонько спустились с холма.
— Летим, — сказал Медвежонок. — И никто там, во тьме, о нас не знает.
— И мы ни о ком не знаем, — сказал Ёжик.
— Потому что Земля большая, а дедушка говорил: тьма — ещё больше.
— Как грустно! — вздохнул Ёжик.
— Ещё бы! — сказал Медвежонок.
Они шли, и вокруг пахло осенью.
— Вот придем домой, — сказал Медвежонок, — затопим печь, сядем, будем глядеть на огонь.
— Заварим чайку, — сказал Ёжик.
— Ага! С мятой и брусничным листочком, — подхватил Медвежонок. — Знаешь, какой брусничный листик…
— Погоди! — сказал Ёжик.
И тут они увидели птицу.
Она, как живая, лежала, раскинув крылья, и будто всё ещё летела, летела и не знала, что лежит на земле.
— Замёрзла, — сказал Медвежонок.
Ёжик ничего не сказал.
— Надо её похоронить, — сказал Медвежонок.
Сбегал за лопатой, и они вырыли ямку на самой верхушке холма, и Медвежонок осторожно принёс птицу.
— Здесь ей будет хорошо, — сказал Медвежонок.
И засыпал птицу землёй.
— Нужен камень, — сказал Ёжик.
Прикатили от реки большой голый валун.
Ёжик сбегал за угольком и нацарапал:

ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ ПТИЦА
ОНА ВМЕСТЕ С ЗЕМЛЁЙ ЛЕТИТ ВО ТЬМЕ

А ночью пошёл дождь, и к утру от надписи ничего не осталось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *