Главная / Дети / Развитие детей / Что почитать / Сказки / Иван-царевич и Серый волк

Иван-царевич и Серый волк

Иван-царевич и Серый волк. Русская народная сказка в стихах

Никола Черашев

Устаревшие слова и выражения

“попервой” – попервОй = поначалу

“стразах”; стразы – искусственные драгоценные
камни из хрусталя с примесью свинца и других
веществ (игра страза делает его сходным
с настоящим драгоценным камнем)

“краулит” = караулит (в просторечье
гласные часто выпадают; кроме того,
здесь употреблено по ритму)

“не след” – не следует
“сховался” = спрятался

“распнуть” = распять

“стрёмко” – от слова “стрёмно” в значении –
хватко, ловко, быстро

“лубошных” – правильно: «лубОчных»
(в разговоре бывает «лубошные»), но здесь
не в смысле именно из липы, а – простые.

Глава 1
1
Было время, были люди,
О которых не забудем…
Среди них – царь Берендей
А с ним – трое сыновей.
Звали младшего Иваном,
Средний звался Никодим
(Царством было царством славным),
Ну а старший – Евдоким.
Как иначе? – их родитель
Царством этим управлял.
Никого не разорял,
А врагам всегда – воитель.
Если кто-то нападёт,
От его меча умрёт.
Кто знаком с таким уроком,
Жизнь торопит ли он сроком?
И никто не торопил.
Берендей царил спокойно.
А когда в достатке сил,
То живётся всем привольно.
В берендеевом краю
Это всё и наблюдалось,
Всем приволья доставалось –
Ну как будто бы в раю.
Только в жизни испытанья
Выпадают для познанья,
Что такое эта жизнь
И у ней где низ и высь.

2
Царь не только был воитель,
Но и красоты любитель –
Сад прекрасный разводил,
Очень в нём цветы любил.
А ещё любил он яблок
Терпко-нежный аромат.
И – сказания весталок
Берендеев помнит сад.
Сад такой великолепный…
И там яблоня была,
В яблоках она цвела
Жёлтым цветом – им согретый
Был наш царь да Берендей,
Для себя, своих детей,
И, конечно же, для царства.
Яблоки – его богатство.
Каждо было золотым.
Трудно очень в это верить,
Всем, знаком кто лишь с простым.
Впрочем, это всё проверить
Может каждый – Берендей
В сад желающих пускает
Посмотреть. Но каждый знает –
Рвать что либо там не смей!
Посмотрел? – Захочешь если,
И твой сад такой же песней
Расцветёт. Ты только верь
И трудом ту песню мерь.

3
Но вот кто-то, без сомненья,
Начал сад без разрешенья
С тайной целью посещать.
А какой? – да похищать
Яблоки, что золотыми
На той яблоне висят.
С намереньями такими
Соглашаться не хотят
Ни сыны, ни царь, ни люди,
В услуженье что ему.
“Воровство. А посему
Наблюдать за садом будем” –
Берендей так говорит,
Караулить сад велит.
Стала стража денно нощно
Караулить сад – не ропщут:
Служба царская трудна,
Но порядок есть порядок –
День дождём иль ночь темна –
Приказанье без оглядок
Исполняют. Царь велит.
Только толку что-то мало –
Яблоков по счёту стало
Много меньше. Царь хандрит.
Сильно он тоской томится,
По ночам ему не спится,
Перестал и есть и пить.
Как же можно с этим жить?

4
Сыновья же утешают
Батюшку и вопрошают:
“Ну а можно, станем мы
Среди света, среди тьмы
Сад любимый караулить,
Яблоню ту охранять,
Чтоб не мог никто ужулить –
Твоих яблок своровать?” –
“Да… служебная охрана,
Видно, что-то да не так
Иль всё это не пустяк, –
Царь подумал, – что же, ладно”.
И сынам согласье дал.
Караулить первым стал
Старший сын, что Евдокимом
Назывался. Был он сыном
Самым сильным изо всех
И копье имел большое,
С чем всегда придёт успех:
Воровство в саду любое
Прекратит он им тотчас.
Так что, вор, не попадайся,
Попадёшься – не чурайся.
Евдоким не слипнет глаз,
Ходит бдительно по саду
День и вечер, к ночи кряду
Глаз нисколько не сомкнул,
Только к полночи уснул.

5
Утром царь его спрошает,
Яблоня как поживает,
Был ли пойман похититель.
– “Уважаемый родитель,
В сад никто не забирался,
Правда, я чуть-чуть заснул,
Но тебя не обманул –
Я б услышал, разобрался
Сразу б с тем, кто тО позволил”.
А царю уж счетовод
Подаёт цифирь-отчёт,
Чем всю ясность сразу пролил:
Не хватало яблок двух.
Царь слова роняет вслух:
“Что ж пошлём мы Никодима
И посмотрим – сможет мимо
Кто-то в сад вновь проскочить –
Яблоки мои похитить.
Никодим, не спи в ночи,
Вор в своих повадках хитрый”.
В караул на сутки встал
Никодим да с острой саблей –
Принадлежностью не бабьей.
Час его теперь настал.
Как и старший брат – всё ходит,
Глаз до полночи не сводит.
Полночь только – враз заснул,
Не исполнил караул.

6
Снова утром повторилось,
Что со старшим приключилось.
В откровенность средний свят.
Ну а яблоки висят
Счётом меньшим – ошибиться
Счетовод не может – нет
Пары яблок. Где таится
Да на это всё ответ?
Может разве в чём-то младший
Здесь помочь? – Задумчив царь:
“Кто же эта Божья тварь,
Караулы что все наши
Так обходит? – Что ж, Иван,
Разыщи такой капкан,
Коим всё и прояснится.
По ночам тебе не спится,
Может, этой не уснёшь
И все тайны разгадаешь,
От расстройств меня спасёшь –
Ты мои печали знаешь”.
Про себя же царь хранил –
Как Ивану ни стараться,
Вряд ему поймать удастся,
Кто их яблоки губил.
Младший сын был сын любимый,
Безусловно, сердцу милый,
Но уж – больно молодой,
Не испытанный судьбой.

7
А Ивану лет под двадцать –
Время, чтобы исполняться.
А чему? – не знает сам,
Часто бдя в том по ночам.
Не бессонница, но мысли
И конечно же – мечты.
В небесах же звёзды висли
Да в бескрайность высоты.
Братьям иначе живётся.
Старший – воин, в мыслях прост:
Воевать – так в полный рост,
И копьё вперёд несётся.
Средний – тоже ратобор,
Сабля – от врага затвор;
Держит рать на левом фланге.
А на правом – старший. В ранге
Воинском своём они
Кем-то не превосходящи.
Лишь отцом. К нему в любви
Были чувством настоящи.
Как, конечно, и Иван.
Их отец любил взаимно,
Разумея не наивно
Свой, ему известный, план.
Но об этом после. Ваня
Выехал, дворец оставя,
Караулить царский сад.
С чем вернётся он назад?

8
Вот и сад, в нём всё обычно,
Только сердцу непривычно:
Сможет ли он устеречь –
Воровство в саду пресечь?
И Иван глаз не смыкает –
Не прилечь и не присесть –
Сад ревниво охраняет,
Бережёт сыновью честь.
Только сон его задолит —
Не поддавши себя сну,
Он найдёт в саду траву
И лицо росой умоет,
Сон из глаз. Свят караул.
Полночь уж – он не заснул.
Ночь с чего-то не темнее,
А всё более светлее…
Сад окутан в дивный свет.
Что за чудо? – свет не лунный.
И как будто бы в ответ…
Неужели он безумный? –
Верь – не верь своим глазам,
Но на яблоню жар-птица
Величаво так садится…
Он себе не верит сам.
Он пытается подкрасться –
Может быть, поймать удастся
Эту птицу. …Ах, Иван –
Ставишь сам себе капкан.

9
К яблоне он подползает
И жар-птицу да хватает!
А она-то как рванёт!..
И крылами небо бьёт,
Чтоб из рук освободиться.
У Ивана в кулаке
Лишь перо – сама же птица
Скрылась где-то вдалеке.
Снова утро наступает.
Но не нужен счетовод –
Сын отцу: “Смотрите, вот –
И перо всем предъявляет –
Дорогой отец и царь,
В земь ногой своей ударь.
Похититель не поймался,
Но частицею остался:
Вот – перо его хвоста.
Похититель же – Жар-птица” –
“Да… загадка непроста…
А перо нам пригодится” –
Царь Ивана похвалил,
Во дворец свой возвратился –
И наелся и напился.
Больше он уж не хандрил.
Все печали улетели,
Снова царь в прекрасном теле.
Всё бы, вроде, хорошо,
Только что-то вот с душой…

10
Всё перо в руках он вертит
И не думает о смерти,
Начинает да мечтать,
Как Жар-птицу увидать.
А перо – всё в переливах,
В красках света и теней.
И в мечтах его счастливых
Всё желание сильней
Повидаться с этой птицей
И ее изведать жар.
Ведь для всех он все же – царь.
Над душою чтО глумиться?
Подзывает он сынов:
“Кто из вас пойти готов
И разведать, где Жар-птица?”» –
Все готовы. – “Не годится –
Пусть из вас идёт один –
Младший – он сейчас свободен.
Никодим и Евдоким –
Каждый в войске мне пригоден.
Час неровен – нападут
Вдруг враги на нашу землю…
Я такого не приемлю –
Фланги пусть свои ведут.
А по центру я останусь
И с врагами снова справлюсь.
Ну, Иван, давай – иди
И Жар-птицу приведи!”

Глава 2
11
В путь Иван-царевич скоро
Собрался, недолги сборы –
Конь, уздечка и кинжал,
Не велик что и не мал.
Птица к югу полетела,
Едет и Иван туда.
Направленье – лишь полдела,
В остальное же труда
Будет вложено немало.
Ехал-ехал, подустал,
И с коня в подлеске встал.
А уже и ночь настала.
Конь стреножен. Можно спать,
А коню – траву щипать.
На земле лежит попона
Вдоль ровнёхонького склона,
А подушкою – седло.
Несносимо утомленье.
Рот зевотой повело,
И – мелькают сновиденья…
Много-мало ли поспал,
Но проснулся где-то в полдень.
Э… а конь где благороден?
Звал его, кричал, кричал…
Но нашёл одни лишь кости.
Волк наведывался в гости
И коня, конечно, съел –
Это он вполне успел.

12
Опечалился царевич –
Без коня-то как теперич?
Ведь идти в такую даль…
Без коня дойдёшь едва ль.
Но, печалься – не печалься,
Ноги есть – иди вперёд,
Так что в путь и отправляйся.
Где тебя Жар-птица ждёт.
Делать нечего и пешим
Наш Иван в ту даль пошёл –
И царевичам пешком
В даль ходить, не только лешим.
Ехать было нелегко,
А идти так далеко…
Это надо в пот изведать,
Чтоб кому о том поведать.
ПопервОй* бодрится шаг,
А потом – обувка трётся,
Жажда – следующий враг,
А потом – обувка рвётся.
А потом – привал, привал…
Подниматься всё труднее,
Ну а даль-то всё виднее,
Только, – там, где ты видал
Эту даль перед привалом
Предыдущим. Соком алым
Размываюся мечты,
В них плывёшь куда-то ты…

13
Раз, до смертности уставши,
Ту же даль вновь увидавши,
Пригорюнился Иван…
Да… действительно устал.
Вдруг, откуда бы и взяться,
Волк бежит и говорит:
“Что, Иван, не хошь признаться,
Почему печалишь вид?
Что ты голову повесил,
Пригорюнившись сидишь
И невесело глядишь?
А ведь день-то летний весел” –
“Как же мне печаль не лить,
Не могу я ноги бить:
Вон уже кровоподтёки,
А у лета свои сроки.
Мне без доброго коня
Не решить моей задачи.
Был конь славный у меня,
А теперь вот нет и клячи”.
Волк задумался в ответ,
Но потом-таки признался:
“Это я съел – голодался.
Ночь темна была, а свет
Только день приносит людям.
Но давай дружиться будем,
И тебе я помогу.
Ну конечно – чем могу”.

14
“Волк – не конь, но всё же если
Он какой-нибудь кудесник,
Может, сможет и помочь,
Ведь идти-то мне не в мочь!” –
Про себя Иван подумал.
“Что ж, давай с тобой дружить” –
Отвечает. Волк был умным
И с людьми вполне мог жить.
Говорит опять Ивану:
“Расскажи мне обо всём,
Как сюда был занесён,
Ищешь ли какую славу
Или просто посмотреть
Хочешь мир, найти ли смерь
Для себя, других, желаешь.
Или толком сам не знаешь,
Что и как, и почему?”
А Иван: “Я в путь пустился
В обязательство к отцу,
Потому и очутился
Пред тобою вот сейчас.
Обещал отцу Жар-птицу
Отыскать. Но и синицу
Нелегко поймать-то враз.
Потому хожу, плутаю
И куда идти, не знаю.
И теперь вот здесь сижу,
Разговор с тобой держу”.

15
Волк своё в раздумье фыркнул:
“Ну, Иван, ты и кувЫркнул…
На любом тебе коне
Не доехать – лишь на мне.
Знаю я туда дорогу,
Знаю только я один.
Так… плутая понемногу,
Раз туда я угодил.
У царя она Афрона,
Красотой её пленён,
В клетке держит он её.
Но, коль это вне закона,
В полночь каждую даёт
Ей свободу, и в полет
Эта птица улетает.
А куда – никто не знает” –
“Знаю, знаю я теперь –
В сад она к нам прилетала,
Златы яблоки, поверь,
Каждой полночью клевала.
Вот, – тряхнул Иван рукав, –
И перо её цветное,
Красотою расписное.
Вырвал я, чуть не поймав
Эту огненную птицу.
А теперь она мне снится.
Если ты поможешь мне,
Я забуду о коне”.

16
“Что ж, царевич, сговорились
И друг с другом помирились,
Буду я служить тебе
Верой-правдой на земле.
На меня садись и крепче
Да за шерсть мою держись,
Ехать нам с тобой далече.
Но – в путях вся наша жизнь.
Коль живём, их одолеем.
Ну, садись, – вперёд помчим
И мгновенье улучим
ТО, когда с тобой посмеем,
Смелость, хитрость проявив,
В тайну дверь приотворив,
Не за хвост поймать Жар-птицу,
А открыть её темницу
И забрать всю целиком”.
Радость сердце наполняет,
Ведь царевич о таком
И мечтал – и залезает.
Волк помчался по горам
И холмам, по синим рекам,
На спине да с человеком,
По полям и по лесам…
Мимо глаз земь пропускает,
Хвостом воду заметает.
Долго-коротко ли, но
Что хотел – одолено.

17
Высотой пред ними крепость.
Здесь нужна, конечно, смелость.
Да и хитрость тоже, чтоб
Одолеть её не в лоб.
“Вот, Иван, сейчас запомни:
Через стену полезай,
Береги свои ладони –
О шипы не натыкай.
Выпал час для нас удачный –
Предрассвет, охрана спит,
Тишина их сон хранит;
Не шуми, чтоб всё без сдачи
Вышло нам и точь всё в точь;
А закончится как ночь,
Будем мы с тобой отсюда
Далеко; ну а покуда
Слушай дальше. Терем там.
В тереме одно окошко,
Ты прислушайся к постам,
Подожди ещё немножко,
Хорошенько оглядись.
На окне увидишь клетку,
Золотую, на ней – сетку.
Ты на клетку не жаднись –
Её с места не сдвигая,
Сетку тихо поднимая,
Открывай злату “темницу”
И увидишь там Жар-птицу”.

18
Серый волк, друг наречённый,
Видно, был всему учёный.
Так Иван и поступил,
Серый волк как научил.
Только чтО Иван запомнил,
ТО хранил он до чудес.
А когда себя наполнил
Ими, то и ум исчез.
Тихо-тихо – через стену,
Теремок нашел, вон – клеть
На окне, на клети – сеть;
Спит охрана в свою смену.
Сетку снял и – ослеплён!
Кто же в клетке заточён?
Ну а в клетке-то Жар-птица
Вся сияньем золотится!
Клетка тоже ей подстать –
Вся из золота плавного.
Как такую и не взять? –
Нет желания другого.
Чтоб от птицы свет не шёл,
В пазуху её запрятал,
Ну и клетку – тоже хватом.
Ой-ой-ой!.. не хорошо…
Сдвинул клетку. Звон поднялся.
Эх, царевич… размечтался…
Помни, Волк, что говорил.
Сам себя ты погубил.

19
Трубы звонко затрубили,
Барабаны дробь забили,
Стража сразу поднялась
И воров искать взялась.
Ну конечно же, поймали.
И, царевича схватив,
Избивать его не стали –
Своим видом упредив,
Наш царевич был осанкой
Величав и царски горд.
Что ему какоё-то сброд
Да с его осанкой царской!
Повели. Сам царь Афрон
Перед ним предстал в закон.
Царь царевича пытает:
Кто такой и много ль знает.
А царевич: Берендей
Мой отец, а я Жар-птицу
Всё искал, ещё вот с ней
Прихватил её “темницу” –
“Ай-яй-яй… ведь срам какой!..
Берендея уважаю
И давно его я знаю,
А сынок-то – вор большой” –
“Я не вор, а только мститель,
А Жар-птица – разоритель:
Прилетала ночью в сад
Яблоки таскать в украд” –

20
“Ну, тогда другое дело.
Ты б пришёл ко мне и смело
Рассказал по это – я
Сам отдал бы, не тая,
Тебе эту уж Жар-птицу
В уважение к отцу.
Воровать же не годится.
Вот я слух про вас пущу…
Ну да ладно уж, сослужишь
Службу мне – тебя прощу.
Я коня давно ищу —
В деле добром мне удружишь.
Есть такой конь – златогив
И собою так игрив…
У царя он у Кусмана,
Но, смотри, охрана справна
У того царя – не спит,
Как моя. Не попадайся!
Счастье пусть тебя хранит,
Поскорее возвращайся.
А взамен тебе отдам
Я Жар-птицу вместе с клеткой.
Будь же умницей, не деткой.
Счастье делим пополам”.
Наш царевич опечален,
Снова он, как был вначале
Да без доброго коня.
“Вот задача для меня…”

Глава 3
21
Он из крепости выходит,
Волка за стеной находит
И всё Волку говорит,
Ну а тот его корит:
“Ну зачем же клетку трогал?
Я ж тебя предупреждал.
А теперь опять дорога,
Да которой я не ждал”. –
“Ты прости меня, Волк серый,
Был Жар-птицей ослеплён,
Клеткой золотой пленён,
И наверное, не первый…
Ты прости уж…” – “Что прости? –
Мне опять тебя нести.
Ладно – будет… Забирайся,
Снова там не оплошайся.
Ведь кусмановый дворец
Опоясан рвом с водою,
А под самый под конец
Опоясан он стеною –
Да такой… – что там Афрон!
А конюшня у Кусмана
Вся в запорах без изъяна,
В ней коня и держит он.
Конь известный, златогривый,
В беге самый он ревнивый.
Нет ему какой цены.
Мы его забрать должны”.

22
Скачет Волк с Иваном, скачет,
А Иван уж чуть не плачет –
Нет конца пути и нет
Ни в закат и ни в рассвет.
Волк, примерно, местность знает,
Но он носом чует путь,
Потому и не плутает –
Знает, где ему свернуть.
Волк – не конь, но бег привычен
Для него, ведь он же Волк!
Ноги знают в этом толк.
Волку волчий бег – обычен:
Где-то вполз, а где вкувырк –
Он и к этому привык,
Ну а где-то – прямо вплавь.
«Ты, Иван, с меня не слазь,
Ежель я тебя тряхну
Или мы перевернёмся.
Мысль всегда одну держу:
Мы всегда назад вернёмся.
Даже если бросит рок
В самую нас неизвестность,
Ну а у Kусмана местность –
Всю пройдём – нам будет срок”.
Срок идёт, друзья же днями
Мчатся, мчатся и ночами.
Наконец, срок наступил –
Через ров Волк переплыл.

23
Через водный ров тот самый,
Что преградой у Кусмана.
Волк был в этом сам собой,
Посчитав его рекой.
Одолел он ров без шума,
Брызг заметных не подняв.
Ночь была темна, безлунна.
Волк, обрыв у брега взяв,
У стены стал высоченной,
Что никак не одолеть.
“Под неё тебе подлезть
Надо будет, друг почтенный” –
Волк Ивану говорит,
Сам уж место норовит
Подыскать, где можно врыться,
За стеной чтоб очутиться.
Под стеной прорыл проход.
Вновь Ивану наставленья,
Чтобы лез и шёл вперёд,
И коня взял без сомненья.
Но уздечку чтоб – ни-ни!
“Не забудь, смотри, об этом,
Не позорь меня рассветом.
Знай, уздечку не бери!”
Сделал Волк все наставленья,
И Иван в порыве рвенья
Сразу под стеной пролез
И из волчьих глаз исчез.

24
Дело было уж знакомо,
И конюшню очень скоро
За стеной Иван нашёл,
К ней тихонько подошёл.
Потихоньку же запоры
Все открыл, дверь распахнул,
И – завидуйте все воры –
Золотым хвостом взмахнул
Конь кусманов. – Нету силы
От коня глаз оторвать.
Чтоб себя не восхищать.
Да… действительно красивый…
И уздечка вон в углу
(Вся судьба тут на кону) –
В золоте вся и в алмазах,
Не в пустых каких-то стразах.*
Ну как раз коню подстать.
Сразу все забыл наказы –
Как уздечку-то не взять!
Не пустые всё же стразы.
Эх, Иван, как молод ты…
За уздечку вот берёшься –
А назад коль не вернёшься?
…Золотисты как мечты…
Только Ваня за уздечку…
Видно, сделал он осечку –
Барабаны дробью бьют,
Трубы звонкие поют…

25
Сторожа все враз сбежались.
А мечты в мечтах остались.
Пробудился сам Кусман.
Эх, опять пропал Иван.
Привели его к Кусману.
Начал тот его пытать –
По какому это праву
Стал коня он воровать,
Да к тому ж ещё уздечку.
А Иван: “Я царский сын,
И я вас бы попросил
Не винить меня – сердечку
Не прикажешь. Молод я,
В том и есть моя вина.
Вы меня уж не казните
И, пожалуйста, простите”.
“Ай-яй-яй… да срам какой!..
Чей же сын ты?” – “Берендея” –
“Знаю, знаю… он рукой
Твёрдой правит, всё имея.
Ну а ты же – не мужик.
Ведь мужик не согласится
Над судьбой так поглумиться.
Но… ты к странствиям привык –
Службу мне сослужишь если,
То тебе с уздечкой вместе
Златогривого отдам.
Счастье делим пополам.

26
Служба будет вот какая,
Не трудна и не простая:
Слух один идёт не зря –
У Далмата у царя
Дочь – Прекрасная Елена.
Ты её мне и похить –
Ну конечно, не для плена:
С ней хочу я в царстве жить”,
С этим он и был отпущен.
Как про всё услышал Волк,
То и он в раздумье смолк.
Не труднО, а просто – пуще
Это всех других задач.
“Ладно, друг-Иван, не плачь –
Это тоже одолеем,
Мы ведь в жизни всё посмеем.
“Не труднА и не простА”–
Как ты слышал от Кусмана.
Это значит – длит верста
Всю себя да без обмана.
А Елена – на виду
Время тихое проводит,
С нянюшками в сад выходит,
И на нашу на беду –
Специальной нету стражи.
Но пытался кто однажды,
Не пытается тот вновь –
В глаз Далмат бьёт, а не в бровь.

27
“Что же делать-то мы будем?
И Елену как добудем?” –
Волку задаёт вопрос
Наш царевич. Волк же нос
Кверху чутко выставляет,
А потом нос – по земле:
Нос — он много чего знает.
И опять бегут к судьбе.
Волку как всё достаётся
Чует задницей Иван.
Много пробежали стран.
Уж вопрос не задаётся –
Понял Ваня, сын царя,
Как в рассвет встаёт заря,
Как она ж в закаты льётся.
Нелегко всё достаётся.
Если бы не Серый волк,
Да его такие ноги,
Вряд царевич чтО бы смог.
Не одни лишь только Боги
Нам с небес судьбу дают.
Но и сами человеки
Переходят свои реки
И морями парус вьют,
И леса, поля и горы –
Тоже: у судьбы просторы
Самому одолевать,
Чтобы жизнь судьбой верстать.

28
Волчьи ноги даль верстают
И Ивану представляют,
ЧтО за страны в мире есть,
И сейчас чтО, прямо здесь.
А сейчас и здесь – долина,
Справа – горы и река,
Слева лес стоит старинно.
А в долине – далека
Садом видится граница.
Дочь царя там хоровод
Да с девицами ведёт.
Вот тебе и вся темница.
Няньки вместо сторожей –
Много глаз их и ушей –
Не мелькнёт что-либо мимо.
Бдят они своё ревниво.
Ночью тоже они с ней
Вместе спят, одна – краулит,
Не ведёт ночных речей,
Утром всех она и будит.
Если что-то – рядом рать.
Лучше уж не попадаться,
Ещё лучше – не пытаться
Что-то у Далмата взять.
А тем более – царевну,
Распрекрасную Елену
У Далмата умыкнуть.
Вот – окончился их путь.

29
Волк, Иван всё осмотрели –
Трудно-просто, в самом деле.
Волк Ивану говорит:
«У тебя душа болит.
В этот раз не допускаю
Я тебя – назад иди,
Сам судьбу я попытаю;
Ты ж души не береди:
Всё. – Обратно и обратно
Потихонечку ступай,
Нагоню тебя. Понятно?
Ничего не возражай!»
Понял всё давно Иван,
Возражения в карман
Спрятал и, не возражая,
Повернул, всего желая…
Волк согласием кивнул
И в долину припустился,
Раз-другой чего смекнул
И тихонько притаился.
Ночи ждать ему не след*.
Рвать удачу надо сразу.
По Далматову указу
Скоро должен быть обед.
Волк тихонечко прокрался
В сад, под яблоней сховался.
Своего момента ждёт
Правильно судьба идёт.

30
А Прекрасная Елена
Всё гуляла. Справа – слева
Няни, матушки… но вот
Чуть Елена отстаёт,
За цветочком наклонилась…
Тут её-то Волк и – хвать!
Всё так ровно получилось.
Ну давай, Волк, когти рвать!..
Стража зря кого искала –
“Тень мелькнула” – весь ответ,
Никого в округе нет.
Конница всё обыскала.
Кто ж подумать только мог –
Дело это волчьих ног.
Волка же теперь не сыщешь.
“Ты о чем там, ветер, свищешь?..” –
Думы горькие Далмат
Всё себе перебирает.
Дочку как вернуть назад –
От кого он то узнает?
Принимает меры он.
Войско, ратников, разведку –
Всё чтоб брали на заметку
И со всех каких сторон
Вести сразу присылали,
О Елене чтО узнали.
Дочь сейчас не отыскать,
Но о ней он будет знать.

1 Комментарий

  1. Мой ребенок очень любит сказки. Спасибо и за эту сказку, которую мы читаем постоянно на ночь)) Очень многие мастер-классы мы находим на сайте ******** ру, которые по душе моему ребенку. Это очень увлекательно и интересно. Интернет сейчас великая вещь. где можно найти очень много информации, как правильно развивать своего ребенка. Мы для себя отметили несколько сайтов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *