Стихи о войне

Полчаса до атаки…
Высоцкий

Полчаса до атаки
Скоро снова под танки,
Снова слышать разрывов концерт.
А бойцу молодому
Передали из дома
Небольшой треугольный конверт.

И как будто не здесь ты,
Если почерк невесты,
Или пишут отец или мать,
Но случилось другое,
Видно, зря перед боем
Поспешили солдату письмо передать.

Там стояло сначала:
«Извини, что молчала. Ждать не буду».
И все. Весь листок.
Только снизу приписка:
«Уезжаю не близко
Ты спокойно воюй и прости, если что».

Вместе с первым разрывом
Парень крикнул тоскливо:
«Почтальон, что ты мне притащил?
За минуту до смерти
В треугольном конверте
Пулевое ранение я получил».

Он вскочил из траншеи
С автоматом на шее,
От осколков беречься не стал,
И в бою под Сурою
Он обнялся с землею,
Только ветер обрывки письма разметал…


Победителям
Ахматова

Сзади Нарвские были ворота,
Впереди была только смерть…
Так советская шла пехота
Прямо в желтые жерла «Берт».
Вот о вас и напишут книжки:
«Жизнь свою за други своя»,
Незатейливые парнишки —
Ваньки, Васьки, Алешки, Гришки, —
Внуки, братики, сыновья!

Сороковые, роковые

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.

И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку…

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые…
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!


НАКОНЕЦ-ТО!
Борис Богатков

Новый чемодан длиной в полметра,
Кружка, ложка, ножик, котелок…
Я заранее припас все это,
Чтоб явиться по повестке в срок.

Как я ждал ее! И наконец-то
Вот она, желанная, в руках!..
…Пролетело, отшумело детство
В школах, в пионерских лагерях.

Молодость девичьими руками
Обнимала и ласкала нас,
Молодость холодными штыками
Засверкала на фронтах сейчас.

Молодость за все родное биться
Повела ребят в огонь и дым,
И спешу я присоединиться
К возмужавшим сверстникам своим!


Не жалейте, хлопцы, пороха,
Перевод с белорусского О. Колычева

Не жалейте, хлопцы, пороха,
Вейте пулей и гранатой!
Знамя красное нам дорого,
Поднимайтесь же на ворога, На гада!
Пуща мрачная, высокая,
Недоступная поляна,
Стань ты кладбищем для ворога,
Стань пристанищем для сокола —
Партизана!
вовек зверью не вырваться,
Час отмщенья будет страшен,
Наши силы всюду ширятся,
На Двине стоим, на Припяти
На страже.
Днем — буранами крылатыми,
Точно тень проходим ночью
В спящий лагерь между хатами,
Сокрушаем их гранатами —
Стаю волчью.
Слышат гады в каждом шорохе,
Что уж близится расплата,
Песню слышат в страхе вороги:
«Не жалейте, хлопцы, пороха На гада!»

Песня о партизане
М. Голодный

Дышит жаром лесная поляна,
За деревней амбары горят.
Окружает избу партизана
Волчьей стаей немецкий отряд.
По бывалый охотник на волка
Не прощает врагам ничего.
Он стреляет расчетливо, с толком,
Каждый выстрел кладет одного.
Черным дымом окутана роща,
На глаза наплывает туман.
И берет он рукою на ощупь
Свой последний патрон, партизан.
Им себя тратить пулю — неловко,
Задохнуться в дыму — не резон,
Шестерых уложила винтовка,
Пригодится последний патрон.

И кричит он: -Эй вы, живодерня,
Подходите, сдаюсь вам живьем!
И, к деревьям бросаясь проворно,
Он ложится в траву под огнем.
Глухо выстрелы грянули рядом,
Немец меткою пулей убит.
Партизан угасающим взглядом
На родную деревню глядит.
Он лежит у горящей поляны,
Где один семерых уложил.
И не скажут о нем партизаны,
Что он родине плохо служил.


Штыки от стужи побелели…
(И. Иванов)

Штыки от стужи побелели,
Снега мерцали синевой.
Мы, в первый раз надев шинели,
Сурово бились под Москвой.

Безусые, почти что дети,
Мы знали в яростный тот год,
Что вместо нас никто на свете
За этот город не умрет.


Песня защитников Москвы
(А. Сурков, 1941)

В атаку, стальными рядами,
Мы поступью твердой идем.
Родная столица за нами –
Наш кровный родительский дом.

Мы не дрогнем в бою
За столицу свою.
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Остановим,
Отбросим врага.

На марше равняются взводы.
Гудит под ногами земля.
За нами дворцы и заводы,
Высокие звезды Кремля.

Для счастья своими руками
Мы строили город родной.
За каждый расколотый камень
Отплатим мы страшной ценой.

Не смять богатырскую силу.
Горяч наш порыв боевой.
Мы роем фашистам могилу
В холодных полях под Москвой.

Мы не дрогнем в бою
За столицу свою.
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Остановим,
Отбросим врага.


Речка Нара
(Е. Гринберг)

Речка Нара, речка Нара,
Недлинна, неширока,
Но когда бывает надо –
Неприступная река.
Вот на этой речке Наре
В землю, в небо, в пламень, в лёд
Врос интернациональный
Необученный народ.
И, как будто по соседству,
Защищая род людской,
Принимали свой последний
И решительный свой бой.
Штык сломался от удара…
Окровавленный кулак…
Он не даст в обиду Нару,
Этот парень-сибиряк.
Вот лезгин ползёт с гранатой,
Чёрный снег хватая ртом:
Здесь, у этой речки Нары,
Защищает он свой дом.
А война – она не сказка
С добрым сахарным концом!
Вот башкир-десятиклассник
В русский снег упал лицом.
На усах стеклится наледь,
Затвердела боль в глазах:
То на снег у речки Нары
Запорожский пал казак.
Мы-то знаем, не напрасно
Пала горсточка ребят,
Что теперь в могиле братской,
БРАТСКОЙ – слышите?! – лежат.
За страну у речки Нары
Головы свои сложив,
Все отдали, всё, что надо…
А ведь надо было – жизнь.


Летала смерть зловещей тенью…
(Н. Добронравов)

Летала смерть зловещей тенью,
Держалась жизнь на волоске,
И шло в сраженье ополченье
На ближних подступах к Москве.

Здесь наша боль и наша слава,
И ты судьбе не изменяй.
Москва, Москва, моя Держава,
Передний край, передний край.

Любовь к Москве – любовь святая.
В тот страшный час в осенней мгле
Шли в бой сыны степного края
На ближних подступах к Москве.

И навсегда лежать остался
Товарищ мой в сырой траве,
Где поредевший полк сражался
На ближних подступах к Москве.

В лучах прожектора металась
Звезда в полночной синеве
И дальних звёзд судьба решалась
На ближних подступах к Москве.

Здесь наша боль и наша слава,
Июньский гром, победный май.
Москва, Москва, моя Держава.
Москва всегда передний край!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.