Главная / Развитие детей / Что почитать / Сказки / Зимние сказки про Ёжика и Медвежонка — С.Козлов

Зимние сказки про Ёжика и Медвежонка — С.Козлов

Ежик в тумане
А уже зима
Как Ослик шил шубу
Снег пошел
Волк
Снежный цветок
Поросенок в колючей шубке
Гусь в сапогах
Долгим зимним вечером
Новогодняя Сказка
Как Львёнок, Черепаха и Бегемот встречали Новый год
Как Ослик, Ёжик и Медвежонок встречали Новый год
Как Ослик, Ёжик и Медвежонок писали друг другу письма
Зимняя сказка
Теплым тихим утром посреди зимы
Падал снежок. Была оттепель
Лесная оттепель
Вместе с Землёй


купить книгу, купить Сергей Козлов, купить про Ежика и Медвежонка купить книгу, купить Сергей Козлов, купить про Ежика и Медвежонка купить книгу, купить Сергей Козлов, купить про Ежика и Медвежонка купить книгу, купить Сергей Козлов, купить про Ежика и Медвежонка

Зимние сказки


Про Ёжика и Медвежонка


Трям, здравствуйте! И другие сказки


Новогодняя сказка


— Давай никуда не улетать, Ёжик. Давай навсегда сидеть на нашем крыльце, а зимой — в доме, а весной — снова на крыльце, и летом — тоже.
— А у нашего крыльца будут потихоньку отрастать крылья. И однажды мы с тобой вместе проснемся высоко над землей.
«Это кто там бежит внизу такой темненький? — спросишь ты. — А рядом — еще один?»
— Да это мы с тобой, — скажу я. «Это наши тени», — добавишь ты.


А уже зима

С. Г. Козлов

Холодно, звонко стало в лесу. И так светло и далеко видно, что, если бы не гора, Ёжик из своего дома мог бы увидеть дом Медвежонка.
— Ау! — крикнул Ёжик, выйдя звонким холодным утром на крыльцо.
— Ау! — крикнул Медвежонок со своего крыльца.

Они не видели друг друга, но, проснувшись, одновременно подумали: «И он там, за горой, наверное, проснулся и вышел на крыльцо».

Ёжик прислушался. Было тихо.

Медвежонок даже повернул ухо в сторону Ёжикиного дома.
— Всё-таки далеко, — пробормотал Медвежонок. И побежал к Ёжику.
— Я тебе кричал! — ещё издали крикнул Медвежонок.
— И я, — сказал Ёжик.
— И что?
— Не слышно. Гора мешает, — сказал Медвежонок. — Гора не пускает наши голоса.
— Давай сдвинем.
— Ха-ха-ха! — сказал Медвежонок. — Скажешь тоже!
— У кого будем завтракать? — спросил Ёжик.
— Давай у меня.
— А что у тебя на завтрак?
— Чай, мёд, для тебя — гриб.
— А какой гриб?
— Маслёнок, — сказал Медвежонок.
— Маринованный?
— Что ты! Я его только вчера нашёл.
— Так он же замёрз!
— Ну и что? Чем плохо — крепкий замёрзший гриб?
— Крепких замёрзших грибов я еще зимой наемся.
— Где же ты возьмёшь зимой свежезамёрзший гриб?
— Много будешь знать, скоро состаришься.
— Ну, скажи!
— На горе, — сказал Ёжик. — Снегу мало. Они — замерзают и уже до весны свежезамороженные.
— И что ты с ними делаешь?
— А ты не знаешь?
— Нет.
— Ем, — сказал Ёжик.

Медвежонок расхохотался.
— Ладно, идём ко мне, — сказал он. — Я дам тебе белый сушёный.
— А ещё что?
— Мёду.
— А ещё?
— Ну, варенья твоего любимого, малинового.
— Пойдем, — сказал Ёжик.

И они зашагали к дому Медвежонка, шурша подмёрзшей травой, хрумтя палыми листьями и тонким ледком на лужах.
— Светло и просторно, — сказал Медвежонок. — Замечательно! Снегу нет, а уже зима.


Как Ослик шил шубу

С. Г. Козлов

Когда подошла зима. Ослик решил сшить себе шубу.

Это будет чудесная шуба, — думал он, — теплая и пушистая. Она должна быть легкой, но обязательно с четырьмя карманами: в карманах я буду греть копыта. Воротник должен быть широкий, как шаль: я буду заправлять за него уши. Когда у меня будет шуба, я войду в лес, и никто меня не узнает.

«Кто это, — крикнет Ворона, — такой лохматый?» — «Это Изюбрь!» — скажет Белка. «Это ПТИ-ПТИ-АУРАНГ!» — скажет Филин. «Это мой друг Ослик!» — крикнет Медвежонок, и засмеется, и весь покувыркается в снегу, и тоже станет непохожим; а я его назову УУР-РУ-ОНГОМ, и все не поверят, кроме нас с ним…

Хорошо бы сшить шубу не из меха, а из ничего. Чтобы она была ничья: ни бобровая, ни соболья, ни беличья — просто шуба. И тогда я буду греться в ничьей шубе, и никто не будет ходить голым. А Волк скажет: «У кого ничья шуба — тот ничей» И никто не будет говорить, что я Ослик: я буду — НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ. Тогда ко мне придет Лис и скажет: «Послушай, НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ, а ты кто?» — «Никто» — «А в чьей ты шубе?» — «В ничьей». — «Тогда ты — НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ», — скажет Лис. А я посмеюсь, потому что я-то буду знать, что я Ослик.

А когда придет весна, я пойду на Север. А когда и на Север придет весна, я пойду на Северный полюс — там-то никогда не бывает весны…

Надо сшить шубу из облаков. А звездочки взять вместо пуговиц. А там, где темно между облаками, будут карманы. И когда я туда буду класть копыта, я буду лететь, а в теплую погоду ходить по земле.

Хорошо бы такую шубу сшить прямо сейчас же, вот прямо сейчас. Влезть на сосну и положить копыта в карманы. И полететь… А потом, может быть, пойти по земле… Вот прямо на эту сосну.

И Ослик полез на старую сосну, и влез на самую верхушку, и сложил копыта в карманы, и полетел…

И сразу стал — НИКТО В НИЧЬЕЙ ШУБЕ.


Снег пошел

С. Г. Козлов

— Ну вот, — сказал Ёжик. — Вот и дождались. Снег пошел.
Весь лес был в снегу, а снег все падал и падал, и, казалось, никогда уже не будет ему конца. Было так красиво, что Ёжик с Медвежонком вертели головами во все стороны и не могли наглядеться.

Они стояли на опушке посреди сказочного леса, как два маленьких деревца, полузанесенных снегом.
«Я — елка, подумал о себе Ёжик. — а Медвежонок — кто?»

Особенно были красивы в этом белом лесу полуоблетевшие огненные осинки и золотые клены. Просто немыслимо было их видеть среди черных стволов деревьев.
— Так и будут стоять до весны, — сказал Ёжик.
— Облетят.
— Как же они облетят? Зима!
— Почернеют, — сказал Медвежонок.

Ёжику не хотелось спорить. Ему хотелось только смотреть, и смотреть, и, вытянув лапу, слышать, как на нее мягко садятся снежинки.
— Снежинка-снежинка, откуда ты прилетела? — спросил Ёжик у снежинки, которая легко опустилась ему на лапу.
— Откуда? — спросил Медвежонок.

Но снежинка растаяла.
— От них толку не добьешься, — сказал Медвежонок. — Ясно откуда — с неба.

А снег все падал и падал; вот он уже стеной отгородил от Ёжика с Медвежонком лес, а Ёжик с Медвежонком все стояли в этом густом снегу, и никуда им не хотелось идти.
— Смотри не потеряйся, — сказал Медвежонок. — Ты меня видишь?
— Ага.
— Не «ага», а отвечай: вижу! Размечтаешься, ищи тебя потом. — И Медвежонок взял Ёжика за лапу. — Отвечай за тебя, — ворчал Медвежонок. — Никто не падает в волчьи ямы, один ты…
— Погоди, — сказал Ёжик.

Снег стал редеть, небо — чуть посветлело, и от этого красота сделалась такой невозможной, что Медвежонок сказал:
— Может, побегаем, а?
— Жалко топтать, — сказал Ёжик.
— Потопчем, а?

И они, хохоча и крича, наперегонки помчались по огромной поляне, оставляя маленькие следы.

А снег все летел и летел. И когда Ёжик с Медвежонком, набегавшись, ушли в дом Медвежонка, на поляне совсем скоро не осталось ни одного следа.


Волк

С. Г. Козлов

Высыпал снег. Поднялось солнце. Лес сиял.
А потом вдруг хлынул такой дождь, что смыл весь снег, и будто не было ни мороза, ни солнца, ни зимы.
Потом на лес, на гору налетел ветер.
Он раскачивал высокие сосны, будто это были не сосны, качающиеся меж облаками, а тонкие прутики.
Такого ветра Ежик с Медвежонком не помнили.
На светлом небе дымом летели облака, а ветер всё дул и дул, и за полчаса высушил весь лес.

Ежик с Медвежонком сидели по своим домам.
Заяц забился в зимнюю нору под летним домом.
Белка спряталась в самый дальний угол дупла.
А Хомячок завалил дверь сундуком, табуреткой, шкафом, потому что дверь скрипела, качалась и вот-вот, как ему казалось, слетит с петель и улетит незнамо куда.

Лес стонал, охал, вздрагивал; тонкие осинки звенели; еловые крепкие шишки стучали по земле; а ветер все дул, не стихая, и к вечеру выдул в лесу длинную узкую тёмную дыру и дудел в неё, как в трубу, на широкой басовой ноте.
«У! У! У!» — выл лес.

Потихоньку все привыкли к этому вою, и каждый у себя дома стал подбирать мелодию.

— У-у! — пел Медвежонок.
— У-у-у! — за горой, в своем доме, тянул Ёжик.
— У-у, у-у! — пищал Хомячок.
— Уй, уй! — верещал 3аяц.

А Белка взяла деревянные ложки и деревянными ложками стала бить в таз.
— Бу-бу-бу! Бу-бу-бу! — бубнила Белка.

Проспав день, к ночи проснулся Филин.
«Что за Филин прилетел в лес? — проворчал он. — Вон как ухает!»

Но только высунул клюв, как ветер затолкал его обратно.
— Ух! Ух! Я — Филин! Я — тоже Филин! — заухал в щёлочку Филин.

Но ветер не выпустил его из дома.
А тучи летели, сосны гудели, шишки падали.
Скоро стемнело совсем.

И тонкому молодому месяцу, скользящему меж облаками, лес, наверное, казался огромным серым волком, лежащим под горою и воющим на луну.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *