Главная / Развитие детей / Что почитать / Рассказы / Метелица — Мария Волынская

Метелица — Мария Волынская

МетелицаЗимние каникулы Аленка любила больше летних. Пусть и не два месяца, а всего две недели, зато — если очень повезет — будет снег, и тогда можно целый день провести с санками на горке, покататься на лыжах или даже слепить снеговика. Правда, в прошлом году снег выпадал лишь однажды, да и то на пару дней в феврале, лишь слегка припорошив землю. Но вдруг эта зима будет лучше? Вдруг она будет такой, как рассказывала мама — с огромными сугробами, ночными метелями и хрустом снега под сапожками? Вдруг зима все-таки вспомнит, какой она должна быть, и нарисует затейливые узоры на окнах? Вдруг будут падать большие ажурные снежинки — не бумажные, а настоящие, снежные?..

До Нового года оставалось два дня и одна ночь. Елку купили еще в прошлые выходные и поставили в Аленкиной комнате. Теперь вся квартира пахла хвоей и предчувствием сказки. Завтра родители наконец украсят елку разноцветными сияющими гирляндами и яркими блестящими шарами, повесят несколько подернутых морозцем шаров на люстру и начнут готовить салаты, а ближе к вечеру придет Дед Мороз со Снегурочкой и подарками.

Аленке было двенадцать с половиной лет, и ни в какого Деда Мороза она уже давно не верила, но переливчатого звонка в дверь ждала по-прежнему — ведь тогда на какой-то момент покажется, что сказка ожила, что борода у Мороза не искусственная, а настоящая, из снега. И что Снегурке нельзя подходить к батарее, а то растает. И…

Родители обещали, что Дед Мороз в этом году обязательно придет, но только если она будет себя хорошо вести и не вздумает шалить сегодня, пока они к тете Вале съездят. Ну а как не шалить, если родителей нет дома? И когда еще она сможет полюбоваться всеми елочными игрушками сама, без маминого присмотра? Ведь елку снова будут наряжать в спешке, когда до боя курантов останется пара часов и будет уже не до любования каждым хрупким шариком и каждой сияющей птичкой!

Аленка приставила к шкафу деревянный стул с празднично-красной обивкой, взобралась на него и разочарованно вздохнула: и на этот год она еще слишком маленькая, чтобы дотянуться до коробок с игрушками, как это удается маме. Ну да ладно, придется поступить иначе.

Она пододвинула широкую тумбу, в которой лежали ее куклы, и поставила сверху стул. Вскарабкаться на него было уже сложнее, зато теперь она могла взять елочные игрушки! Аленка осторожно спустила их вниз и снова забралась на стул — а вдруг в шкафу за теми коробками есть еще что-то интересное? На полке лежал старый обшарпанный чемодан, какие сейчас не то что в магазине, но и на вокзале не увидишь: фанерный, с металлическими уголками. Почти что сундук сказочный!

Аленка поняла, что не уснет, если не увидит, что же там внутри. Когда она потянула за ручку, сердце екнуло — а вдруг она этот чемодан не удержит, уронит прямо на коробки с игрушками? Но он оказался неожиданно легким, почти невесомым. «Как пушинка», — подумала Аленка, открывая крышку. И угадала.

В чемодане лежало всего две вещи: пуховые подушка и перина, доставшиеся им от прабабушки Евдокии. Видно, мама хотела хоть какую-то память о прабабушке сохранить. Подушка с периной были кипельно-белыми, пахли свежестью и хвоей — никак не скажешь, что им столько лет.

Аленке вдруг очень захотелось поиграть в старину, когда подушки и одеяла были не синтепоновыми, а из настоящего пуха, который приходилось каждое утро выбивать, широко распахнув окно. И разве будет мама против, если Аленка попросится спать на прабабушкиной подушке? А может, не говорить родителям? Просто сейчас тихо самой заменить свои одеяло и подушку на пуховые, и дело с концом! Нет, мама обидится, нельзя так. Лучше дождаться, пока родители вернутся, и попросить разрешения. А пока просто полюбоваться на елочные игрушки, все равно мама заметит, что Аленка их трогала — завязать бантики из веревок так же красиво, как это делала мама, у Аленки пока не получалось.

Родители вернулись, когда Аленка распаковывала последнюю коробку с игрушками — огромными шарами, которые вешали только на нижние еловые лапы. Лазурный шар с белым цветком, золотой с подмигивающим солнышком, серебряный с задорной луной, красный с волшебной птицей, малиновый с забавным зайцем… За игрушки Аленке не влетело, а вот насчет перины с подушкой родители было задумались, но потом решили — если так уж хочет Аленка, то так тому и быть. Мама добавила еще что-то вроде «чем раньше, тем лучше», а папа только головой покачал.

Для начала Аленка решила выбить подушку с периной в окно, как это делала Белоснежка на картинке в книжке. Правда, жила Белоснежка в лесном домишке, окно у нее было маленькое и с крашеными ставнями, но это же не важно! Какая разница, домишко или двенадцатиэтажный дом, выходит окно на полянку или в сквер, первый этаж или девятый! Главное, что выбитая перина становится еще пушистее и мягче, а из подушки летят теплые пушинки, так похожие в вечернем свете на настоящий снег!

Аленка совсем уморилась, пока заново заправила свою постель, поэтому уснула очень быстро. Снилась ей лесная поляна, пряничный домик и искрящийся на ярком солнце снег. Снег был такой белый и пушистый, что хотелось тут же схватить санки и бежать на горку — во сне Аленка точно знала, что если пойти от пряничного домика по витиеватой тропке вправо от поляны, то минут через десять будет покатая гора, в которой живет добрый старый леший с такой же доброй и старой женой. Лица у обоих сморщенные, как печеная антоновка, носы — березовыми сучковатыми прутиками, а глаза, как изюминки. И чай у них очень вкусный — травы лесные да мед липовый. А уж сушеных ягод — не одна корзинка припасена. Наверняка к себе зазывать будут, чтобы правнучку самой Метелицы угостить и порадовать. Ведь кто, как не Метелица, землю теплым белым покрывалом укутает, когда морозы ударят — померзнет же иначе молодая поросль, погибнут растения. Кто, как не она, снегопад призовет? Кто, как не она, вьюгу вовремя утихомирит? Ну какая зима без Метелицы?

Но все всегда заканчивается, даже сны. Закончился и этот, рассыпался солнечными зайчиками по потолку Аленкиной комнаты, сбежал на кухню, где пахло маминым чаем, папиным кофе и Аленкиным какао. Пришлось вставать, умываться и чистить зубы. Когда же Аленка пришла на кухню, ей стало уже не до какао — на улице было настоящее Берендеево царство! Все деревья стояли в снегу, за ночь намело сугробы по колено! По Аленкино колено, не по папино, но и это — настоящее зимнее чудо! Нужно наскоро позавтракать и бежать в сквер, на горку, пока вся эта красота не растаяла! Ах, если бы снег пролежал еще несколько дней, то они бы все вместе съездили в парк и покатались бы на лыжах! Настоящая зима, как мама рассказывала и как сегодня Аленке снилось!

Уплетая сырники с ряженкой, Аленка стала рассказывать маме свой сон — про пряничный домик посреди заснеженной поляны, про добрых леших и про то, что во сне она была правнучкой Метелицы и даже умела снегопад на пару часов к себе в лес погостить позвать. Мама слушала и улыбалась, а потом рассказала Аленке такое, что было гораздо интереснее и заманчивее горки в сквере и лыжни в парке. А рассказала она, что когда-то давно все соседи в родной деревне звали прабабушку Аленки не иначе как Метелицей: и за фамилию, от отца доставшуюся — Метельева, и за то, что зима снежная Евдокию любила — и когда ту родители Дуняшей звали, и когда внуки бабой Дуней величали. Стоило Евдокии свою перину как следует выбить — на совесть, так, чтоб закружились теплой метелью белые пушинки — так начинался вскоре снегопад, тихий, спокойный, без злой вьюги. Лишь изредка змеилась ужом колючая поземка, если Евдокия выбивала перину не в духе, обижаясь на что-то. Но состарилась Евдокия, а никто из ее детей или внуков не получил в дар от Зимушки-Зимы этой силы — со снегопадом справиться да вьюгу укротить. Вот и лежало ее наследство в фанерном чемодане с коваными уголками — пока не подрастет кто-нибудь из правнучек, да не попытается зимнюю силу в свои руки взять. Давно не выбивали волшебные перину с подушкой, вот и засыпала Зимушка-Зима, затихала, переставала радовать детей и взрослых искрящимся на солнце снегом, отдавала свое время уставшей было править Осени до тех пор, пока не согласится Весна за дело взяться.

Аленка слушала, открыв рот. Неужели и вправду она — ПРАВНУЧКА ДОБРОЙ ВОЛШЕБНИЦЫ? Неужели снег этой ночью шел не сам по себе, а потому, что она прабабушкины перину с подушкой выбивала? Неужели приснившаяся сказка сбывается?!

Она мигом допила успевшее остыть какао и побежала в свою комнату — надо попробовать еще раз выбить перину! Если мама не шутит, то снова пойдет снег и к вечеру сугробы будут уже не по Аленкино, а по папино колено!

Перина с подушкой едва не замурчали, когда Аленка стала выбивать их заново. А когда Аленка уморилась и вернулась в комнату, пошел снег. Большие пушистые снежинки лениво кружились в воздухе и укрывали город белоснежным пледом. Зима вступала в свои права.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *